Белоглазая чудь

И Чудь белоглазая.

Все вы иваны, родства не помнящие. (та и ваши .. с кем попало за рубель). Орда, татаре, рубли у вас. А Киевская Русь – это мы. У нас гривни, у Русских, та и названия все понятные..

Стоп. Интересно, откуда это идет.. От западного мира похоже, не сами Украинцы надумали.

Не так все просто, но по порядку. Не поспоришь, большую часть Руси разгромили Монголо – татары, и действительно – это их слова, привыкли к ним. Но – они и Киев разгромили, да его в летописи вообще уже не было – был рядом Переяслав, и пол – Европы. До Игнач-Креста дошли, и – по легенде – волхвы постарались, завернули их. Вообще чудаки, язычники, и Великий Новгород спасли. И весь север, от Костромы и к Белому морю – тому самому морю-окияну, все исконно русское население там осталось.

разбираемся дальше. Много информации спрятано.

Про не помнящих – это ссыльные, часто преступники. И беглые от крепостного права. (К северным и восточным народностям – это не относится!)

Кто они – Иваны, не помнящие родства?

05.03.2018

Многие знают старое выражение «Иван, родства не помнящий», которое очень актуально и сегодня. Но как оно появилось? 

Начиналось всё несколько сот лет назад. С петровских времен одним из способов наказания была ссылка на каторгу. Не всем каторга доставляла удовольствие, и народ с этой каторги бежал. Естественно, полиция на страже законов империи стояла зорко и многих беглецов излавливала. На допросе, как правило, каждый назывался Иваном. 

Кто они – Иваны, не помнящие родства?

К.А. Савицкий. Беглый

В те времена о паспортах никто слыхом не слыхивал, биометрические данные появились только в наше время. Информации никакой не было, и на вопрос «какая твоя фамилия?» звучал один ответ – «не помню». 

Кроме беглых кандальников, свои имена, фамилии и происхождение скрывали крепостные крестьяне, сбежавшие от помещика, солдаты, не вынесшие тягот государевой службы, и прочие бродяги. Про них в полицейских участках так и писали: «Иван, родства не помнящий». Даже существовал такой юридический термин: «не помнящий родства». 

Дальше. Есть русские – славяне, а есть и не славяне. Коренное население – например, в Костромской , Ярославской, и даже Московской губернии. Истина. У Даля – в его словаре – есть название Великая Русь, у Ломоносова – союз русских народов, словян и чуди.

А Русские, которые Русские, здесь – есть ? (с обсуждения на Яндексе?) Да, должны быть, это, которые все таки Славяне. Со времен Рюрика, переселившиеся с Эльбы .. к Старой Руссе, на Лукоморье (север к Белому морю) .. у кого в предках Вятичи, Кривичи, Поляне. Что – опять не туда – Поляне это же Польша сейчас. А Древляне – из Слова о полку Игореве- это примерно Вышгород – Украина.. Вот, даже у самых Русских – и то несколько разных народностей прослеживается. А на местах – неужели разницы нет? В одной деревне Окают все (по Оке напротив Тарусы) – рядом Акают .. это пришло от Голяди – Литва на Протве.. цуть востоцнее – Цокают – да это же Мещера и Мурома – вообще то Финно – Угры. Да оттуда Илья Муромец, он же точно Русский.. Союз многих народностей – Русь, славян и нескольких здешних, коренных. Их даже меньше было, чем пришедших с Дуная и Лабы.

  • одна из версий происхождения названия Русь – все таки северная, от Готов и Пруссии.
  • А другая от слова рыжий, русый rys – ну да, маленькая рысь рыжая.

Славяне, соседствующие и живущие вместе с финно-угорскими племенами, могли перенять ruotsi в форме русь для названия скандинавских викингов, приходящих из Финляндии, о чем свидетельствует и «Повесть временных лет»

Самая Русская территория – Архангельский край, читаем Пушкина – про его няню Арину Родионовну. и вот прямо от Восточной пруссии, Калининград – старая Русса – Псков -Новгород. Волхов, Онега и к Белому морю – окияну.

подборка. В 30 лет узнал, что я москвич, с русскими в трех поколениях.. да помним мы всех.. одни предки оказались самые главные – и по всем основным признакам.. Меря и с небольшим казанским влиянием, татар то есть. Из Мерян мы, город наш Юрьев ( рядом Ростов Великий, Ярославль, Владимир. Мы больше калякаем, записей мало. Баба Аня знала всех за десять поколений родственников .. Anna еще и у Венгров распространенное имя. В город подались – из за стечения обстоятельств, в 1913, так с деревни, лесной и у Нерли. Корову током убило, оборвало высоковольтную, а старшая бабушка Ани пыталась ее спасти – и тоже погибла. Надо Меря подальше от электрики держаться.. Надо же – медведь лесной и косолапый – Машка – не задравши, сколько ее – корову – берегла, отгоняла – канай.. И как одной в лесу – в городок пошла.. А как Анна с мелкой девченкой в Москве оказалась.. да еще девушка стала работать с самым известным профессором – химиком.. потом. Все названия речек и многих мест нам понятны, даже Москва, а вот Москвичам – нет..)

Финно-угорские народы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Финно-угорские народы
Численностьоколо 24 млн человек (2016; оценка)[1]
РасселениеСеверная, Центральная и Восточная Европа, Западная Сибирь[1]
Археологическая культураАзелинская культура, Ананьинская культура, Городецкая культура, Дьяковская культура, Саргатская культура, Черкаскульская культура
Языкфинно-угорские языки
Религиякатолицизм, лютеранство, православие, традиционные верования
Входит вуральская языковая семья
Родственные народысамодийцы
 Медиафайлы на Викискладе

Фи́нно-уго́рские наро́ды (фи́нно-у́гры, у́гро-фи́нны) — этноязыковая общность народов, говорящих на финно-угорских языках и живущих преимущественно в Северной, Центральной и Восточной Европе, а также в Западной Сибири.

Общая численность — примерно 24 миллиона человек (2016)[1].

После того, как в XIX веке представление о родстве финно-угорских языков получило всеобщее признание, появилась и идея существования общей финно-угорской идентичности народов, говорящих на этих языках. В отдельных случаях она может иметь политическую окраску (панфинно-угризм)[1].

Международный день финно-угорской семьи народов официально отмечается в третью субботу октября[3].

нарезка от разных авторов – я немножко комментирую.

Внимание! Эта расшифровка посвящена истории гаплогруппы N1C — основной, но далеко не единственной гаплогруппы финно-угорских народов. Термин «финно-угры» зачастую используется в качестве синонима N1C для удобства. Мы прекрасно осознаём разницу между генетическими, этническими и языковыми слоями в истории народов. 

Зачем историкам генетика, и чем её данные отличаются от археологических? Где 10 000 лет назад жили предки династии Рюриковичей? И всегда ли кочевые миграции несли за собой разрушения и гибель коренного населения? 

Мы публикуем стенограмму эфира дружественного проекта 
Родина слонов  о том, откуда есть пошла гаплогруппа N1С, с руководителем российского дворянского ДНК-проекта Владимиром Геннадьевичем Волковым.

М. Родин: Сегодня для меня будет сложная программа, потому что сегодня мы будем говорить о генетике. Говорить мы будем о древних миграциях финно-угров. Я сделаю небольшое вступление, которое нужно делать, когда мы говорим о древних народах, о генетике, о судьбе этих народов.

..

.. Очевидно, что генетические предки финно-угров, которые пришли из Китая и проживали даже на территории Прибайкалья, маловероятно, что были финно-уграми. Здесь они как-то получили этот язык. Получили позднее. Столкнулись, смешались с какими-то группами населения, носителями языка, когда формировался этот язык.

Здесь есть много сложностей. Есть только предположения. Большую область можно охарактеризовать. Конечно, область нижнего Приобья, может быть, частично среднего. Западная Сибирь и дальше немного на запад. Более точнее определить пока невозможно. Где-то здесь они смешиваются с теми группами, которые были более ранними носителями финно-угорских языков. Датировки ещё имеют важное значение.

  • с Алтая уже считают . У Китая в предках есть и Вавилонские .. и больше Иерусалим – и это все до р. х. – будет ссылка. И у Русских – что то есть с Персии и севера Индии, там даже очень похожая народность есть, в горах.

  • ФИННО-УГОРСКИЙ КУЛЬТУРНЫЙ ЦЕНТР РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФИННО-УГОРСКИЙ КУЛЬТУРНЫЙ ЦЕНТР РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Уральская семья языков (финно-угорских и самодийских) включает почти 25 миллионов людей, населяющих территорию от Норвегии на западе до бассейна реки Обь на востоке и низовий Дуная на юге. К финно-угорской языковой группе относятся 24 народа, из них три народа – 15 миллионов венгров, 5 миллионов финнов, 1 миллион эстонцев – имеют свои государства. В России проживают 17 из 24 финно-угорских народов. По данным переписи населения 2002 года численность финно-угров в Российской Федерации составляет 2,7 миллионов человек.

Идея создания Финно-угорского культурного центра Российской Федерации была одобрена Президентом России Владимиром Путиным во время рабочей поездки в Республику Коми в апреле 2006 года. Во исполнение поручения Президента России Федеральным Агентством по культуре и кинематографии 6 октября 2006 года был издан приказ «О создании филиала федерального государственного учреждения культуры «Государственный Российский Дом народного творчества» – «Финно-угорский культурный центр Российской Федерации». 27 апреля 2007 года было утверждено Положение о филиале, что фактически является официальной датой открытия учреждения.

Основная цель создания Финно-угорского культурного центра Российской Федерации – координация межкультурных коммуникаций финно-угорских регионов Российской Федерации, обеспечение государственной поддержки мероприятий, направленных на сохранение и развитие языков и культур финно-угорских народов, объединение усилий различных структур и общественных организаций регионов в решении актуальных задач по сохранению культурного наследия финно-угров как части великого духовного многонационального наследия России.

13 февраля 2017 года изменилось полное официальное наименование Финно-угорского культурного центра Российской Федерации. Теперь это филиал Государственного Российского Дома народного творчества имени В.Д. Поленова «Финно-угорский культурный центр Российской Федерации».

..

Во всё той же «Повести временных лет» присутствует эпизод, в котором крещённый новгородец приходит к финно-угорскому «колдуну» с просьбой о гадании, и тот начинает биться в припадке и говорить, что «его боги не смеют прийти», пока новгородец не снимет крест и не отложит его в сторону, что тот и делает. После этого «бесы» возвращаются и говорят устами колдуна ответ на вопрос новгородца.

Для летописца этот эпизод важен, как назидание последующим поколениям, но исследователи отмечают, что Нестор, возможно, приводит одно из старейших описаний шаманского камлания, по крайней мере, на европейской территории России. Славяне, у которых аналога шаманов, судя по современным данным, не было и в дохристианскую эпоху, воспринимали этот финно-угорский институт не просто как языческих жрецов, а как самых настоящих колдунов. По крайней мере, ассоциация между финскими народами и колдовством сохранялась на всей территории России вплоть до 20 века.

( а в этом что то есть. да взаправду)

Мордва: чем интересен финно-угорский народ

Культура, традиции, быт и особенности этносаМордва: чем интересен финно-угорский народ

С древних времён мордовцы населяли Среднее Поволжье. И хотя представители этого этноса жили бок о бок со славянами и впитывали их традиции, им удалось сохранить свою богатую культуру и язык.

..

Меря это по -русски человек. (а все мы кунда – словарь и толмача даже не надо). Армии не было, а отдельные группы присоединились к более организованым соседям, да и говорить стали по русски.

Меря (Также меряне, самоназвание мерен, др.русский мєрень) – Финно-угорский народ, проживавший на территории современной центральной России.

В середине I тысячелетия н. э. в междуречье Оки и Волги сформировались племена марийцев, мери, мещеры, мокшан, муромы и эрзян. Племена городецкой культуры испытывают сильное влияние пьяноборских племён, которые в начале нашей эры продвинулись в Западном Поволжье. К этому времени позднегородецкие племена приобретают устойчивый обряд в грунтовых могильниках. К началу второй половины I тысячелетия н. э. между перечисленными племенами возникают заметные различия.

Меря впервые была упомянута в VI веке готским летописцем Иорданом под названием меренс (merens) как данник короля готов Германариха. Исследователи в меренс видят финно-угорское племя меря. Позднее сведения о мере можно найти и в русских хрониках. Согласно летописи «Повесть временных лет», меря располагалась в районе озёр Неро («Ростовское озеро») и Плещеево («Клещина»). Анализ культуры рязанско-окских могильников и древностей Волго-Клязьминского междуречья второй половины I тыс. н. э. достаточно определённо демонстрирует невозможность их генезиса. Отличаются также погребальная обрядность, комплексы женских украшений и керамические материалы. Согласно «Повести временных лет», в 859 году мерян обложили данью варяги. В 882 году меря принимала участие в военных походах Олега на Смоленск, Любеч, Киев. Последнее упоминание мери как отдельного народа имеется под 907 годом, когда меряне в составе войска Олега пошли на Царьград. Тем не менее есть отдельные упоминания и позднее: «mirri» в «Gesta Hammaburgensis ecclesiae pontificum» Адама Бременского (1075), вероятно, пользовавшегося более ранними источниками.

В дальнейшем народ Меря был ассимилирован русскими и мордвой. Но стоит сказать, что меря с играли большую роль в формировании русского этноса и русского языка.

  • немало русских слов на самом деле пришли от Мерян

Людей, которых считают себя меря почти нет. Не смотря на это, существует люди, считающие себя меря, и пытающиеся возродить народ и его язык.

Кроме бабы Ани, были еще люди до революции 1917, которые считали себя – из Мерян, и это значит – еще их помнили, знали язык.

Вот – украшения деревенские, в Подмосковье почти все перевелись – но можно съездить посмотреть в Мерянию бывшую – Талдом например, 70 верст от Москвы по Дмитровке. Или на Волгу, даже в Тверскую или Ярославкую обл.

Талдом – ( двор – место у дома ) можно перевести, как своя территория .

Мерянский язык остался. Ёлусь па ёлусь = Будем (живы и радостны) = Будьмо (укр). Немножко застольное выражение, но просто – во время еды, Меря не любители выпивки. А бабушка могла только попробовать, спиртное прямо не переносила, впрочем, как многие северяне.

Прекрасный наличник с мерянскими петушками из ивановской деревни с мерянским названием – Пырешево. (с канала merjanin – telegram у нас открывается – t.me/meryachat )

Пырешево деревня. Ивановская область, Заволжский район, Междуреченское сельское поселение.

Антропотопоним от имени Пы(и)реш. Сродни марийским именем Пирешка, Пирышка м. др.-мар. пире, пиры—комп, др.-мар. тотем, имен: зоол. «волк» (зверь сем. псовых)+шка-суф. Вар. Пирска, Пируш, Пирша. Коз. у. д. Чернышева, 1717; дд. Б.Шӱдермар, Шапхиял, 1747; Уф. у. 1762. Пирса, Пирша м. др.-мар. стяж.ф. от Пире+са, -ша-суф. Коэ. у. дд. Арда, Тогашева, 1717; Гал. д. в. Порат, 1748. (С.Я. Черных).

меря #ономастика #топонимия #ивановскаяобласть

Хорошее название деревни (на Русском было бы Волково). Щенок у бабушки Кутя, с повтором еще – кутя кутя, пыра – волчище вырос. Защитил меня в глубине леса от медведя. А вот Мерянское слово Медведица пришло – похоже – от Русского из Архангельской губ. – там Мечка – Медведица. маска или машка . .. к спору о названии города, которому 2000 лет .. а не 850. На старых иноземных картах подписан как Maskov Moskow – а рядом нарисован путник с копьем, прогоняющий медведя

Меря на карте XV века

MERjAMAA

MERjAMAA МЕРЯ ИЛА!

28 мая 2023 г. 20:32 7 1123

“Первокарта” Фра Мауро – яркий образец творчества “титанов” эпохи Возрождения. Показанные на ней города, народности и страны – суть консолидированное знание образованных европейцев о географии, этнографии и геополитике Старого Света того времени. Фра Мауро (1390-е – 1460-е гг.) был ведущим картографом Венецианской республики. Кроме того, составлял карты для Генриха Мореплавателя, короля Португалии. Свою бесподобную Карту Мира (Mappa Mundi) он начертал в 1450-х годах. В ней отражены как представления античных авторов, так и сведения многочисленных купцов и путешественников – современников Фра Мауро, прежде всего венецианцев.

Европа, Азия и Африка на ней составляют “круг земной”. Реальное и легендарное здесь сплелись воедино, дальние от Европы страны представляются сказочными. Но всё же, карта эта построена на многочисленных путевых описаниях и устных рассказах купцов, в которых перечислялись многие города и селения. Точное их расположение оставалось неясным. Поэтому, зачастую они показаны наугад, в случайном месте. Многих известных городов на ней нет. Зато немало – с неизвестными нам или искажёнными названиями. И всё же, взаимное расположение известных городов вполне адекватно. А значит, можно делать обоснованные выводы и по прочим встречающимся на этой карте названиям.

Север на карте Фра Мауро расположен внизу карты, она как бы перевёрнута в сравнении с привычной нам ориентацией. Где-то на краю известной тогдашним европейцам вселенной находятся Пермия (тут соединение представлений о древней северной Бьярмии и о приуральской Перми Великой) и град Ростов (rostabo). Город расположен на берегу озера, – тут всё совпадает. Рядом надпись: МЕРЕЛЬ (merel). Явное указание на наименование местных жителей. Возможно, в этом названии применена форма множественного числа “-ла”, исползуемая для обобщения множества однородных объектов (и так же субъектов).

Неподалёку показана река, – там, где должна быть Нерль. Перекличка двух названий весьма примечательна. Далее видим ещё одно озеро, как бы Клещино (Плещеево). В озеро упираются горы Рипейские. И действительно, восточный берег озера довольно крут, здесь расположены древние городища и селища. Дальше холмы подымаются ещё выше, переходя в Галичско-Дмитровскую гряду и Северные Увалы, оставшиеся от ледника. Южнее (выше по карте) показан город с неизвестным названием. А возле него – название жителей этой местности: МЕРЯИ (merai). Окончание “-i” характерно для латинского обозначения небольших народностей. А в финно-пермских языках окончание “-й, -ай” – форма звательного падежа. В такой форме первоначальное название могло быть воспринято носителями других языков.

юг сверху слева, lago возможно Каспий, рядом Аланы. У слияния с Камой – похоже Булгар.

Взаимное расположение Ростовской земли и Московии искажено, они на карте разделены Волгой. Но, всё же, Москва, Ростов и Новгород как опорные точки на этой карте вполне работают.

Как видим, в Европе сер. 15-го века о мере знали, и показывали её расселение вполне определённо в районе Ростова и Клещина. О Заволжье у европейских картографов вплоть до 17 века сведений было кот наплакал, так что не удивительно, что и тут о нём сведения весьма условные. Разночтения в названиях мерянских популяций следует рассматривать как аутентичные записи вполне употребимых форм и как подтверждение сохранения самосознания и родной речи в мерянских популяциях окрестностей Ростова и Переславля 1-й половины 15 века.

север внизу. в 15 веке признали – земля шарик.

Общий источник пра – народов даже по языку прослеживается. Персия.

про Чухонцев еще будет . Чуха, Чухлома – от имени у Меря.

По всей видимости, название народа меря произошло от пра-финно-угорского слова «мёри», что означало «человек». Очень похоже называют себя и ныне существующие близкие мерянам народы — «мари» — марийцы, «морт-коми» — коми, «морт-уд» — удмурты, «морт-ва» — мордва[6]. Существует также умозрительная версия, что слово «меря» и самоназвание проживающих на западе Марий Эл современных горных марийцев, звучащее приблизительно как «мяры», представляют собой однокоренные слова.

Ряд учёных (М. Фасмер, Т. С. Семёнов, С. К. Кузнецов, Д. А. Корсаков, Д. К. Зеленин) отождествляют мерю с мари[7][8]. «История о Казанском царстве» упоминает черемисов (устаревшее название марийцев) как коренных жителей Ростова, не пожелавших креститься и поэтому покинувших город.

Другие учёные (А. К. Матвеев, П. Д. Шестаков) не отождествляют мерю с мари, но считают марийцев наиболее близким к мере финно-угорским народом. В то же время Матвеев признаёт, что «несмотря на многочисленные попытки отделить этнонимы меря и мари друг от друга, есть всё же намного больше оснований видеть в них фонетические варианты одного слова…»[9].

На возможную связь этнонимов меря и мари указывал ещё М. А. Кастрен. Долгое время считалось, что марийцы — это отступившие на восток под натиском славян меряне. Между тем, по мнению А. К. Матвеева, фонетически переход e ~ a, произошедший бы при таком развитии событий, из волжско-финских языков необъясним. Б. Коллиндер и П. Хайду считают оба этнонима древними заимствованиями из языка степных индоиранских культур. Фонетическое различие при этом могло произойти уже в языке-источнике: ср.-перс. mērak‎ ‘молодой человек’, др.-инд. máryah ‘молодой человек, юноша’, авест. marya- ‘юноша’[10].

  • Поселению на месте нашей столицы – возможно намного больше, чем 800 лет. Тут оценки от 2000 и даже – сколько там от Сотворения мира, какое число записано буквами на щите Рюрика.. у Русских некрасиво говорить вопросами, а на Мерянском калякать – все можно . Плевать только нельзя никак – на землю, мать – земля обидится. 6300 лет прошло до Рюрика. А Медведица – могла выйти к речке и 4000 лет назад – тогда и пришли племена с Алтая, там еще и наводнение прослеживается.
  • Дьяковское поселение – прямо в Москве, Хорошево и Коломенское. Это предки, поселкам больше 3000 лет. Это было поселение на горе, за забором – частоколом. Нападали, значит, соседи.

История

В середине 1-го тысячелетия н. э. в междуречье Оки и Волги сформировались племена марийцев, мерян, мещеры, мокшан, муромы и эрзян. Племена городецкой культуры испытывают сильное влияние пьяноборских племён, которые в начале нашей эры продвинулись в Западном Поволжье. К этому времени позднегородецкие племена приобретают устойчивый обряд в грунтовых могильниках. К началу второй половины 1-го тысячелетия н. э. между перечисленными племенами возникают заметные различия.

Карта Окско-Волжского междуречья (приблизительно до 1350 года) с указанием мест обитания мерян и соседних племён[17]
Археологическая карта Ростовского, Переславского, Юрьевского и Суздальского уездов, изыскания 1851, 1852, 1853 и 1854 годов

Меряне занимали промежуточное географическое положение между местами обитания прибалтийско-финских (весь, вепсы), волжско-финских (мурома, мещера, марийцы) и урало-финских[нет в источнике] (пермь) народностей, проживая на территории современных Тверской, Владимирской, Московской, Костромской, Ярославской, Вологодской и Ивановской областей России до славянской колонизации их земель в X—XI веках.

Меря впервые была упомянута в VI веке готским летописцем Иорданом под названием меренс (merens) как данник короля готов Германариха. Исследователи в меренс видят финно-угорское племя меря[18][19]. Позднее сведения о мере можно найти и в русских летописях. Согласно летописи «Повесть временных лет», меря располагалась в районе озёр Неро («Ростовское озеро») и Плещеево («Клещина»). По предположению А. Е. Леонтьева, в VI веке мерянские племена переместились из района средней Оки (культура рязано-окских могильников) на север. По мнению В. В. Седова, Леонтьев не пытался подкрепить свою догадку фактическими данными. По утверждению Седова, анализ культуры рязанско-окских могильников и древностей ВолгоКлязьминского междуречья второй половины 1-го тысячелетия н. э. определённо демонстрирует невозможность их генезиса последних из первого. Отличаются также погребальная обрядность, комплексы женских украшений и керамические материалы[20].

Согласно «Повести временных лет», в 859 году мерян обложили данью варяги. В 882 году меря принимала участие в военных походах Олега на Смоленск, Любеч, Киев[21]. Последнее летописное упоминание мери как отдельного народа имеется под 907 годом, когда меряне в составе войска Олега пошли на Царьград[22]. Тем не менее известны отдельные упоминания и позднее: «mirri» в «Деяниях архиепископов гамбургской церкви» северогерманского хрониста Адама Бременского (1075), вероятно, пользовавшегося более ранними источниками.

В житиях епископов Феодора, Леонтия, Авраамия, Исайи и в «Повести о водворении христианства в Ростове» упоминается Чудской конец в Ростове Великом, где стоял каменный идол Велеса, которому поклонялись местные язычники вплоть до начала XII века. Они неоднократно изгоняли присылаемых епископов и по некоторым сведениям даже убивали их[23]. В одном из списков жития епископа Леонтия упоминается, что Леонтий «русский же и мерьский язык добре умяше». В других списках упоминается чудской язык, под которым в данном случае мог подразумеваться именно мерянский[24][25].

Начало миграции финно-угорской группы на восток в связи с продвижением восточных славян относится к X—XI векам. Эта территория стала основой Владимиро-Суздальского княжества. Меря выходила в число восставших в 1071 и 1088 годах против насаждения христианства и феодальных порядков. В Истории о Казанском царстве упомянут черемисский (марийский) народ, который жил в Ростовской земле. Автор называет их остяками. Как сообщает летописец, они убежали от русского крещения и поселились в Болгарской земле и Золотой Орде[26].

В 1237 году в Лаврентьевской и Тверской летописях в связи нашествием на Русь монголо-татар впервые упоминается город Галич-Мерский, который в 1247 году станет одним из центров Галицко-Дмитровского княжества[27].

В «письме брата Юлиана о монгольской войне» впервые упоминается Меровия (Merowiam), которая наряду с несколькими языческими царствами была завоёвана татарами. По мнению С. А. Аннинского, Меровия находилась к северу от реки Волги, между реками Унжа и Ветлуга[28]. Н. В. Морохин предполагает, что в Меровии есть два этнотопонима, указывающих на проживавшую в этих местах мерю — Маура, Мериново[29].

Последний раз меря упоминается в «Житии Авраамия Галицкого», написанного в середине XVI века Протасием, игуменом Чухломского монастыря, о событиях второй половины XIV века[30]. Когда в XIV веке Авраамий Галичский решил поселиться на Галичском озере, там жили «человеци по дубравам некрещении, наричеми меря»[31].

По данным археологических раскопок и ориентировочно по данным обширной дославянской топонимики этих мест, меря были финно-угорским народом с языком, близким, вероятно, марийскому, вепсскому, мордовским (эрзянскому и мокшанскому) языкам.

В настоящее время этнических потомков мери, по-видимому, не существует; представители этого народа полностью ассимилировались русскими, марийцами и мордвой.

Мифология

Исследователи отмечают совпадение исторического мерянского ареала с распространением почитаемых «синих камней»[32]. Этнограф А. Альквист предположила, что название «синий» у культовых камней мерян связано с именем Укко, верховного божества грозы финской мифологии, имевшем прозвище «Синяя накидка» (Sinivitta), который в мифах часто представал в одежде синего цвета[33]. Почитание часто встречающихся на «синих камнях» углублений в виде «следов» и «чаш», а также скапливающейся в таких углублениях талой и дождевой воды, вероятно связано с культом предков[33].

  • эти камешки есть в Коломенском
  • Вероятно, старейшина мерян был побежден в Ярославле князем Юрием, какой там такой медведь, позвавший лесных зверей.. А может, и вправду, было мирное поглощение и присоединение. ( новая вера пришла не очень мирно – часть народа разбежалось, есть подтверждения. )

Меря́нский язы́к (др.-рус. мєр(ь)скъıї) — мёртвый[1] финно-угорский язык, на котором говорило племя меря в центральной части России, проживающее, по летописным и археологическим источникам, в районе озёр Неро и Плещеево (где находятся, соответственно, Ростов и Переславль-Залесский).

Об этом языке известно очень мало: фактически до нас дошли только данные топонимики (впрочем, неоднозначно трактуемые). Язык исчез в Средние века после того, как племя меря было ассимилировано славянами (последний раз меря упоминается в летописи в записи 907 года, распад племенной структуры мери относят ко временам Ярослава Мудрого).

Исследования и классификация

Существует две основные версии относительно места мерянского языка в финно-угорской семье.

Согласно одной, он был близок к марийскому языку (из-за близости этнонимов мари и меря; её придерживался Макс Фасмер; проводился также анализ мерянской топонимики с опорой на марийские параллели[2][3]). Известный этнограф финно-угровед С. К. Кузнецов писал, что при передвижении на восток самоназвание меря (мере) переходит в мари, и что при объяснении хорографических названий мерянской земли он прибегает к марийскому языку, поскольку больше ни один из известных языков для этого не пригоден[4].

Согласно другой версии, мерянский язык стоял ближе к прибалтийско-финским языкам. Сторонником этой гипотезы является Е. А. Хелимский, предложивший свой анализ мерянской топонимии и сделавший вывод, что мерянский язык был ближе к финно-угорским языкам «северо-западной» группы (прибалтийско-финским, саамским)[5]. По его мнению, наличие марийских параллелей не является критерием принадлежности мерянского языка к марийской группе, поскольку это хорошо объяснимо былой смежностью территорий. Например, в вепсском языке имеются малое число слов, общих для вепсского и марийского, но отсутствующих в прибалтийско-финских и мордовских.

Существует также особое мнение известного финно-угроведа А. М. Шаронова, что мерянский язык был диалектом эрзянского языка[6]. Однако данное мнение не получило широкой научной поддержки.

Из-за наличия древних саамских топонимов глубоко — на юг к реке Волге — не отрицается также пограничное саамское/прибалтийско-финское положение мерянского языка.

Характерной особенностью мерянского языка некоторые исследователи отмечают образование множественного числа прибавлением к основе согласного -k, что сближает его с венгерским[7], — в отличие от показателя множественности -t (-d) во многих других финно-угорских языках.

Примечания

[bse.sci-lib.com/article114382.html Уральские языки] — статья из Большой советской энциклопедииМатвеев А. К.К проблеме расселения летописной мериАрхивная копия от 24 сентября 2014 на Wayback Machine / А. К. Матвеев // Известия Уральского государственного университета. — 1997. — № 7. — С. 5-17. https://t.me/merja_mem/150 “После работ А. К. Матвеева представления об особой близости реконструируемого по данным субстратной топонимии мерянского языка с марийским отрицать, по-видимому, не приходится. Попытки выразить скептическое отношение к этой гипотезе по сути бессодержательны и сводятся к общим словам и отсылке к расхождениям национальных научных школ, ср.: «российские исследователи связывают мерянский с марийским, а финские подчеркивают схождения мерянского с финским» с характерным завершением: «many details are unclear» <многие детали остаются неясными>, — и с симптоматической ссылкой на сочинения О. Б. Ткаченко. Возможно, финским авторам и правда проще сближать мерянский с финским, но мерянско-марийская гипотеза базируется на фактах, а не на мнимой тенденциозности российской науки, да и российские ученые в сущности только оформили и развили старую точку зрения [Castrén, Vasmer, 1935; Фасмер. Лингвист, финноугровед. Член-кор. РАН В. В. Напольских. 2023. Кузнецов С. К. Анализ хорографических названий Мерянской земли. Московский Археологический Институт. 1910. Хелимский Е. А.Наследие северо-западной группы финно-угорских языков в субстратной топонимии и лексике: Реконструкции, историческая фонетика, этимологияАрхивная копия от 30 мая 2016 на Wayback Machine // Вопросы ономастики 3. Екатеринбург, 2006. С. 38-51. Александр Шаронов. Народ Эрзя и Русь: в фокусе русского неславянина. Дата обращения: 31 октября 2010. Архивировано 11 февраля 2011 года.

  1. О.Ткаченко; Исследования по мерянскому языку; Грамматика Архивная копия от 21 января 2022 на Wayback Machine, с. 70.

Литература

Нужна письменность !! Ищем палки – может в пещере, может бересту – что там с Чудского конца Новгорода, может черепки керамики .. (Есть деревня Черепково – то есть была, от Старицы Тверской 10 верст по Волге вверх. Нашел же кусочек керамики – так подумал – карельский. Там очень что то похожее было !! Дети заиграли. А это вообще край Мерянии ) ..

“Мерӓн палек” / “Мерянские буквицы”.

Ивановский краевед и историк, реконструктор мерянского языка, Васка Шёмтолгай создал эти буквицы в рамках своего этнофутуристического проекта посвященного “мерянскому алфавиту” (каким он мог бы быть). Появились они под впечатлением от “черт и рез” на сосудах мерянской и рязаноокской культур, а также традиционных верхневолжских орнаментов. Половина букв абсолютно оригинальна, а другая половина — близка коми-анбуру, кириллице и скандинавским, либо тюркским рунам.

Наш старый елташ, талантливый сибирский дизайнер, потомственный сарьмат (чалдон) Роруг — Александр Иванович Казакевич сделал всем нам неоценимый дар — TTF гарнитуру Merjafuturisti Regular основанную на проекте Васки Шемтолгая, дополнительно содержащую в себе марийские диакритические знаки ӓ, ӧ, ӱ, ӹ, за что ему — кого саяшта!

Пользуйтесь, друзья! Нелямын кярдата, вашак!

#меря#рязаноокцы#мерянскийязык#письменность

Вот это правильно – для красоты.

Узнай в себе мерянина. (Фото из коренных мерянских земель)

Существует две версии относительно места мерянского языка в финно-угорской семье. Согласно одной, он был близок к марийскому языку (ср. близость этнонимов мари и меря; её придерживался Макс Фасмерhttp:+ рисунок проводился также анализ мерянской топонимики с опорой на марийские параллели[1]……………….), согласно другой, он стоял ближе к прибалтийско-финским языкам (сторонником этой гипотезы является Евгений Хелимский, предложивший свой анализ топонимики мери). Мерянский язык оказал огромное влияние на изначальное формирование русского (великорусского) языка, тем самым отделяя его от белорусского и украинского, где влияние мерянского отсутствует. Во-первых, в отличие от других славянских в русском языке много слов, где присутствует буква Ё (её нет в старославянском и других родственных языках): польское «пес», «еж», «есще» без Ё, украинское «мед», «смерзли» (замёрзли), «полит» (полёт) – тоже без Ё, старославянское «сестры», «звезды», «теплый» вместо современных «сёстры», «звёзды», «тёплый» и т.д. Буква «Ё» очень обильно представлена в финно-угорских языках, особенно в вепсском, марийском, коми, венгерском, финском, эрзянском (сёрма, сёвномс, лёлё, лёмзёркс, ёвкс, ёвтамс, пизёл, ёжосо, ёл и другие).

Во-вторых, мерянским наследием является полногласие русского языка. Сравним старославянские слова: брег, град, млеко, хлад и т.д. и современные: берег, город, молоко, холод, а также серп, горб, верба и чешские срп, врб, грб, название государства Сербия, а по — сербски «Српска»…

А слова повторы! В словообразовании мерянский субстрат выражен наличием сложных взаимо усиливающих слов: жили-были, жив-здоров, жить-поживать, есть-пить, нагой-босой, такой-сякой, путь-дорога, нежданно-негаданно, сегодня-завтра, руки-ноги и т.д. Это типичная калька-перевод с финно-угорских языков. Ни одна сказка в белорусском, украинском или польском языках не начинается со слов «жили-были». Мерянизмы глубоко проникли не только в словарный фонд русского языка, но и повлияли на грамматику, построение слов и предложений: например, русское выражение «у меня есть», в отличие от других славянских языков «я имаю» (я имею), т.е. «у меня есть» чисто финно-угорская калька.

Очень много слов, особенно в диалектах русского языка, попало из мерянского и других финно-угорских языков в русский язык. Например, пигарный, пикотный, пикушной (Яросл., Арх., Волог. обл.) – маленький, низкорослый, сравните вепсское «пикарайне», «пикой» совсем маленький, малюсенький, финское «пиени», диалект «пиккара» (маленький), карельское «пикку» (крохотный). Сюда же относится более известное русское слово «пигалица» (малявка, маленькая девочка). Никакой статьи не хватит перечислить мерянские слова. Профессор Ткаченко указывает и глагол ковылять (родственное финск. кavalla – «ходить, слоняться»), северорусское урма – «белка» (родственное вепсск. оrau и коми ур – «белка»), костромское сика – «свинья» (ср. финск. sika – «свинья»), лейма – «корова» (на эрзянском – лишме), ярославское тульяс – «огонь» (родственное финск. tulli и марийское тул – «огонь»), северорусское вёкса – «протока из озера», ярославское бяни – «вилы», общерусское кока – «крёстная мать» и еще десятки других. Более обстоятельно данная тема раскрыта в классической монографии ученого «Мерянский язык».

Закладки

Меря

Народные герои одобряют эту статью
Поэтому рекомендуют продолжать текст в том же духе
Как говорили меря.
ТВ Костромской области

Финно-угорская девушка иллюстрирует облик меря

Карта экспансии славян в земли Меря

Реконструкция древнего Суздаля (Мерянский Сужбал)

Меряне (меря)

Суздальское ополье

Меря (Плес), 12 в. н.э.

Меря — народ, относящийся к коренному населению Поволжья. Наиболее близкими мере по происхождению являются мари, затем мурома и мордва, в меньшей степени – весь. К мере относится большая группа племён, включавшая в себя в т.ч. и население, оставившее памятники типа Безводнинского могильника, сформировалась во второй пол. I тыс. н. э. в результате движения финно-угров из верховий Оки вниз по течению, вплоть до левобережья Волги.

Содержание

История вопроса

Меря (в Новгороде – “нарева”) — многочисленное восточно-финское племя в волго-окском междуречье. Обитали на территории современной Московской, Владимирской, Ярославской, Ивановской и Костромской областей. Носители Дьяковской культуры. Основа хозяйства мери – пашенное земледелие. Среди занятий можно выделить также скотоводство, огородничество, охотничий и рыболовный промысел. Среди ремёсел были наиболее развиты: кузнечное, бронзолитейное и косторезное. По мере распространения славян на северо-восток (начиная с IX в. на территорию мери), племя оказалась в их сфере влияния и ко второй пол.XI в. была ассимилирована. Однако в культуре людей, проживающих на бывших мерянских землях остались проявления материальных памятники этого исчезнувшего народа, в т.ч. “святые” камни и рощи, а также некоторые местные традиционные праздники. Племя говорило на мерянском языке – родственном языкам соседних поволжских финно-угорских племён.

Впервые упомянуто в VI в. готским летописцем Иорданом под названием мерен, позже о мери повествовали и русские хроники. Меряне были носителями древней и развитой культуры, что подтверждается результатами археологических раскопок. Одним из первых археологов, исследовавших мерянские и славяно-мерянские памятники в с.XIX в., был граф Уваров С.С. Раскопав значительное количество славянских курганов, содержавших небольшое количество мерянских украшений, он приписал их мерянам. При раскопках вокруг оз.Неро были обнаружены Сарское городище (племенной центр) и 19 селищ, принадлежавших мере. Указанные поселения располагались на склонах возвышенностей коренного берега озера, занимая берега ручьёв и рр.Сара, Устье, Которосль в пределах досягаемости друг от друга. Др.гнездо мерянских селищ расположено вокруг оз.Плещеево. С меньшей плотностью памятники мери расположены по течению р.Нерли (Клязьминской), в окрестностях Ярославля и в Костромской области вплоть до Галича Мерьского. В н.X в. меря принимала участие в военных походах Олега. По данным “Повести временных лет” в 859 варяги обложили данью чудь, ильменских словен, мерю и кривичей, весь, а хазары – с полян, северян, вятичей (брали с них дань по серебряной монете и веверице с дыма). Документ сообщает: “А на Белоозере сидит весь, а на Ростовском озере меря, а на Клещине озере также меря. А по реке Оке – там, где она впадает в Волгу, – мурома, говорящая на своем языке, и черемисы, говорящие на своем языке, и мордва, говорящая на своем языке. Вот только кто говорит по-славянски на Руси: поляне, древляне, новгородцы, полочане, дреговичи, северяне, бужане, прозванные так потому, что сидели по Бугу, а затем ставшие называться волынянами. А вот другте народы, дающие дань Руси: чудь, меря, весь, мурома, черемисы, мордва, пермь, печера, ямь, литва, зимигола, корсь, нарова, ливы, – эти говорят на своих языках, они – от колена Иафета и живут в северных странах”. Т.о., летопись помещает мерю у озёр Ростовского (Неро), Клещина, Галичского и Чухломского. Большинство исследователей сближают этот народ с современными марийцами. Меря, участвовавшая в восточнославянско-чудском племенном союзе в IX-X вв., быстро потеряла свое этническое лицо, однако остатки языка и обычаев сохранялись довольно долго. Рано начавшаяся колонизация славянами этой области уничтожила мерянскую самостоятельность. В результате меря отчасти, вероятно, отошла с др. финскими племенами к северу, отчасти растворилась в массе более культурных славян и содействовала образованию великорусской народности. В её области позднее возникают Ростовское, Владимирское, Ярославское, Переяславское и др. княжества, постепенно образуется Московское государство. Летописные данные о мере весьма скудны и прекращаются уже в 907, однако ещё в XVI в. существовало предание, что меря бежала в Булгарию Волжско-Камскую, чтобы спастись от крещения. Начало слияния с восточными славянами относится к IX-XI вв. Территория стала основой Владимиро-Суздальского княжества. В Ярославско-Костромском крае долгое время наблюдались следы культа медведя, почитание деревьев и т.п., что было свойственно мерянам.

Быт мерян

Территорию нынешних Ярославской, Ивановской и некоторых других областей в прошлом населяло племя Меря, родственное по языку Эрзянам, Марийцам, Коми, Эстонцам, Финнам. В ранней истории Меряне известны под своим именем, а позднее — под именем Суздальцев, Ростовцев и Белозерцев , по территориальному проживанию. Вот географические названия, оставшиеся от Мерян: реки — Ока, Клязьма, Нерль, Лух, Теза, озеро Неро, города — Кострома, Пучеж, Шуя и пр. Под влиянием Русской государственности, культуры, письменности и православной церкви Меряне утратили свой язык и вошли в состав Русского народа, вошли со своими обычаями, бытом и порядками, земледельческим и ремесленно-производственным укладом, со своим трудолюбием, стойкостью и терпением.

В VIII—X веках меряне, жившие в крае, который в истории назывался Ростовско-Суздальской землей, по сравнению с мерянами других территорий, были более богатыми, благодаря пушному промыслу и хорошо поставленному земледелию на черноземных суглинках Суздальского ополья. Частые находки арабских монет VII—X веков около Ростова, Владимира, особенно Суздаля, говорят об их торговых связях с арабским Востоком. Меряне поставляли арабам северную экзотику — соболей, бобров и конечно, свою извечную продукцию — мед и воск.

Большая дорога Суздаль — Нижний Новгород связывала земледельческое ополье с Волгой, а через нее с “тридевятыми землями”. Эта дорога очень способствовала развитию у местного населения торговой деятельности, предприимчивости, изобретательности, вежливости. И в настоящее время вряд ли найдется другой уголок с более обходительным, вежливым и приветливым населением, как этот район. Здесь набирающего воду из колодца приветствуют ловом “свеженько”, а женщину, полощущую белье на речке — “беленько”, уважительно низко кланяясь ей.

Здешние меряне жили в бревенчатых избах с русской (изобретена мерянами) печью, мылись в банях. Весной, по своим праздникам, до летней деловой поры водили песенные хороводы на цветистых лужайках, лесных полянах и светлых лесных опушках. Для езды по бездорожью меряне создали отличные экипажи: тарантас, телегу, таратайку (мерянские названия) и дрожки — для всех видов поездок.

Ведя сельское хозяйство, а также занимаясь охотничьим промыслом и рыбной ловлей, которые были обычно добычливы, меряне хорошо и сытно ели, а с гостями и в гостях по праздникам и выпивали. Пили они здоровые, слабо хмельные напитки, ими же изобретенные. Этими напитками были: ржаное пиво, что не так давно называлось крестьянским, буза (или бужа) — брага (крепкое пиво), приготовляемое на ржаном солоде, и самый праздничный, самый роскошный напиток, ″пуре″ — медовая брага, медовуха. “Зелена вина” меряне не знали. Пиво и буза появились там, где было много зерна ржи, то есть в ополье. ″Пуре″ приготовляли в местности, прилегающей к большой дороге, где в огромных лесах, окружавших ее, водилось много пчел, которые собирали много меда с ивовых деревьев, малины, крушины и кипрея на лесных гарях, с клеверов и разнотравья лугов. Район этой древней дороги и теперь благоприятен для пчеловодства. Здесь вдоль этого старинного пути и распространены названия Пурех и Пурешка.

И не случайно, что и волость, находившаяся в этом районе, называлась Пурецкой.

В Ярославской области, в Борисоглебском районе, есть речка Пуре, левый приток Устья. В Ивановской области, в Пестяковском районе, — река Пурех (Пурешок), левый приток реки Ландеха, на ней стоит районный поселок Пестяки. Левый приток реки Лух-Пурешка. В Нижегородской области, в Чкаловском районе, — село Пурех.

Дело в том, что меряне уважали ″пуре″. Да и заезжий торговый гость, проезжающий по этой дороге, с устатку воздавал ему должное. В то далекое время, в зимнюю стужу и пургу, дальние дороги и тяжелый труд делали употребление ″пуре″ необходимостью, да к тому же этот напиток считался и полезным, и целебным. Наблюдения простого русского народа говорят о том, что медовый напиток ″пуре″ очищает кровь, укрепляет желудок, улучшает состав и обмен веществ.

Деревянный резной или раскрашенный стаканчик — чарочка с ″пуре″ обходил сидевших за столом в круговую, чтобы не было лишнего выпивших и не осталось обойденных. Чарочка нам досталась от мерян, и это слово состоит из двух мерянских слов: “чары”, что значит колесо и “а(ш)ська” — ходика, шагай. Чара(ш)ська — значит колесом ходи-ка, в смысле кругом ходи, кругом шагай. И немного потребовалось изменить слово, чтобы получилась русская чарочка. Вспомним застольную песню: “Чарочка по столику похаживает…”

″Пуре″ в переводе на русский язык — значит медовая брага, медовуха, а мерянское прилагательное от ″пуре″ — пурех, пурешка — медовушное, бражное. Реки Пуре, Пурех и Пурешка протекают в местах болотистых, вода в них с коричневым оттенком и напоминает по цвету ″пуре″, отсюда и даны им такие названия.

Как объяснить название села Пурех?

Село расположено на большой дороге Суздаль — Балахна, в 40 км от Балахны, т.е. на расстоянии однодневного перехода конного воза. Село Пурех — первая остановка, ночевка в родном краю для возвращающегося с промысла местного торговца и последняя для того, кто отправляется на промысел в Поволжье. И как в этом случае не выпить на постоялом дворе чарочку-другую ″пуре″. При удаче в торговле или убытке тоже тянуло к чарочке. Пурех, по нашему мнению, — значит медовушное, бражное.

Так из глубокой мерянской старины географические названия доносят до нас известия о медовых напитках и о хороших медосборах, так как для приготовления ″пуре″ меда требовалось много.

С. Крякушин, г. Пушкино Московской области.

Язык меря

Обзор

Мерянский (друс. мер(ь)скый), ныне мёртвый, финно-угорский язык в период наибольшего распространения занимал, очевидно, территорию современных центральных областей европейской части РСФСР – (полностью) Ярославской, Ивановской, Костромской, (частично) Калининской (Кашинский р-н), Московской (за исключением юго-западной части), Владимирской (к северу от Клязьмы и отчасти к югу от нее, за исключением земель муромы, другого финно-угорского племени, у впадения Клязьмы в Оку) [10, с. 38; 67, с. 136; 59, с. 81-82; 79, с. 146] (Прим.1.Не исключено, что и вне этой территории, компактно заселенной мерей, в частности к северу от нее имелись группы носителей мерянских диалектов или близкородственного мерянскому языка, о чем говорят топонимы типа р. Вёкса, р. Ягрыш (Вологодская обл.), (Солом)бала ( Архангельская обл.), близкие к распространённым на бывших несомненно мерянских землях. Однако ввиду полной неизученности этого вопроса, как и вопроса о части мери, по преданию переселившейся, избегая христианизации, к марийцам [28, с. 30-31] или мордовцам [49, с.103] и, видимо, здесь ассимилированной, в данном исследовании они не рассматриваются).

Соседями мери до распространения на соседних землях восточных славян были с юго-запада балтийские племена, в частности голядь, с запада и северо-запада – вепсы (друс. весь), одно из древнейших прибалтийско-финских племён. С севера земли мери граничили с землями заволоцкой чуди, видимо, также прибалтийско-финской этнической группы, хотя и не вполне установленного состава [44, с.71-72]. С северо-востока мерянская этническая территория, видимо, соприкасалась с областью пермских племен, скорее всего предков коми [53]. С востока с мерей граничили марийцы;а с юга – мордовcкиe племена: мурома и, возможно, мещера. Позже западными соседями мери стали восточнославянские племена – кривичи, новгородские словене и вятичи, с рубежа Х-ХІ вв. начавшие проникать на мерянские земли. Если первоначально область мери была почти со всех сторон, кроме запада, окружена землями родственных финно-угорских племён, то со славизацией муромы, мещеры, соседней с мерей части вепсов и заволоцкой чуди и с расселением славян на мерянской этнической территории меря, за исключением крайнего востока, оказалась в славяно- русском(Прим.2 Понятие “славяно-русский” (сокращение более точного “(восточно)славяно-(велико)русский”) служит общим наименованием для обоих исторически взаимосвязанных языковых ( и этнических ) образований – местных говоров языка древнерусского и развившегося из него (велико)русского языка (и соответственно их носителей – части восточных славян и развившегося из них (велико)русского народа)окружении в виде отдельных, всё более разобщаемых мерянских “островов”. Постепенное растворение мери в славяно-русском языковом окружении, связанное с ее ассимиляцией, привело к её полному исчезновению как отдельного финно-угорского этноса и к слиянию мери с формирующейся на ее бывших землях частью (велико) русской народности.

Археологические данные современной науки позволяют считать возможным образование мери в отдельное финно-угорское племя (группу племён) на своей исторически засвидетельствованной территории уже в 1 тыс. до н.э. [22, с.312-314]. Непосредственными предшественниками мери были, очевидно, индоевропейцы, представители так называемой фатьяновской культуры, вытесненные и ассимилированные пришедшими с востока финно-уграми, предками мери [29]. Включение в состав этой части финно-угров (протомери) индоевропейцев-фатьяновцев могло способствовать их окончательному обособлению от других, финно-угорских племён.

Первое историческое упоминание о мере готского историка Иордана (VI в. н.э.), где меряне (Merens “мерян”) [20, с. 150] упоминаются среди племен, плативших дань готскому королю Германариху, несомненно свидетельствует о существовании в это время мери как отдельного финно-угорского племени. Следующие упоминания о мере относятся уже к IX-Х вв. и появляются в древнерусском историческом источнике – “Ипатьевской летописи”, где о ней сказано как о союзнике восточных славян – в связи с собиранием дани варягами с древнерусских и соседних с ними племён (859 г.), по поводу походов Олега на Киев (882 г,) и на Царьград (907 г.), в которых наряду с варягами и восточными славянами принимала участие и меря [21, с. 16, 17, 21]. В другом древнерусском летописном источнике о мере говорится как об особом этносе со своим языком, выделяемом на фоне других финно-угорских племён, известных в XI в. восточным славянам: “… а на Ростовьском озеръ Meря, а на Клещынъ озеръ Меря же; а по Оцъ ръцъ, гдъ потече в Волгу же, Мурома языкъ свой, и Черемиси свой языкъ, Морьдва свой языкъ…” [32, с. 10-11].

На основании, в частности, того, что после X-XI вв. меря перестает упоминаться в древнерусских летописных сводах, в дореволюционных отечественных работах бытовало мнение, что к тому же периоду относится и полная ассимиляция мери восточными славянами [28, c.63-64]. Это мнение, встречающееся иногда и в некоторых зарубежных работах даже в 60-х годах нашего века [79., с.145], в свете исследований советских историков следует признать устаревшим. Данные этих исследований, опирающихся на не использованные ранее исторические источники, показывают, что и после событий IX-Х вв., упомянутых в Ипатьевской летописи, меря еще долго существовала на своих землях, куда с Х-XI вв. стали проникать восточные славяне [10, с.5]. В целом ряде мест своего проживания меря сохраняла этноязыковой облик еще в ХV-XVI вв. [67, c. 135-137], а на наиболее периферийных ( восточных) территориях и в лице отдельных групп или лиц, носителей языка, – возможно, и в ХУП в. [67, с. 136] и даже в начале ХУШ в. В пользу этого говорит упоминание административного понятия “Мерский” (стан) в документе середины ХУШ в.: “Георгиевская (церковь. – О.Т.), что в Мерском” [67, с. 137].

Достоверные сведения современной советской исторической и археологической науки полностью подтверждают мысль о мирном проникновении славян на мерянские земли, высказанную еще В.О.Ключевским: “Происходило заселение, а не завоевание или вытеснение туземцев” [24, с. 295]. Это было связано как с редкостью мерянского населения, позволявшей славянам занимать многочисленные пустовавшие земли, так и с различием в занятиях мерян (преимущественно скотоводов, охотников и рыбаков) [10, с. 129] и славян ( преимущественно земледельцев). Обе группы населения в низших и средних слоях как бы дополняли друг друга, постепенно срастаясь в единое социально-экономическое целое. Видимо, такое же срастание происходило и в социальных верхах Владимиро-Суздальской Руси: мерянская знать сближалась со славяно-русской, образуя вместе с ней господствующие слои княжества. Единственное известное истории крупное восстание ( 1071 ), охватившее мерянское население, как справедливо полагает современная наука, вызывалось имущественным и классовым расслоением в мерянской среде, а не каким-либо славяно-мерянским национальным антагонизмом: “Нет никаких данных в пользу того, что восстание местных смердов было направлено против русских феодалов” [67, с. 141]. Восстание вызвало, по местному преданию, переселение части мери к родственным марийским [28, с. 30, 31] или мордовским [49, с. 103] племенам, где она впоследствии ассимилировалась.

Очевидно, мирный характер славянского проникновения в мерянские земли относится к сфере как социально-экономических, так и культурно-языковых отношений. Помимо косвенного свидетельства, которое можно усматривать в дли- тельности сохранения мерянского этнического элемента на данной территории, имеется и прямое, говорящее о том, что хорошее владение мерянским языком в конце XІ в. расценивалось как обстоятельство, достойное упоминания в житии крупного церковного сановника, первого ростовского епископа Леонтия, очевидно, в связи с успешным использованием мерянского языка при христианизации мери; “Се бъ блаженный и костянтина града ражай и въспътаніе русскій же и мерьский язык добръ умъяше книгамь роуским и гречьскимъ велми хытрословесенъ сказатель” [17, с. 11]. Упоминание в житии мерянского языка вместе с русским наряду с руссками и греческими книгами говорит о том, что в знании этого языка усматривалась довольно высокая ценность, видимо, обусловленная его ролью во Владимиро-Суздальском княжестве, тогда еще этнически смешанном славяно-мерянском крае. Так не могли относиться к языку сознательно игнорируемому, тем более преследуемому.

В более поздний период, когда в связи с ростом славяно-русского населения и частичной ассимиляцией мери количество мерянского населения уменьшилось и оно располагалось отдельными “островами”, “районы, населенные мерей, были выделены в специальные территориальные единицы (Мер(ь)ские станы. – О.Т.). Таким образом, мерянские “острова” получили в свое время, так сказать, официальное признание” [67, с. 135]. Данные факты не оставляют сомнения в том, что положение мерян во Владимиро-Суздальской (“Московской) Руси не напоминало положение угнетенного племени. Скорее, оно было похоже на положение юридически и социально равноправного этнического элемента, сначала союзников, а затем сограждан одного из наиболее могущественных княжеств Киевской Руси, ставшего центром Русского государства и формирования (велико)русской народности (” нации).

Если в дальнейшем здесь не обнаруживается меря как от- дельный этнический элемент, как, впрочем, и славянские племена, проникавшие сюда, – новгородские словене, кривичи и вятичи, а выступает монолитное ядро новой отдельной славянской (велико)русской народности, то причину следует искать в обстоятельствах объективно сложившегося процесса экономической и этноязыковой консолидации, протекавшего здесь. Мирно сложившийся и развивавшийся симбиоз привел к срастанию славяно-русской и финно-угорской частей в одно этноязыковое единство с перевесом славян, что явилось предпосылкой дальнейшей постепенной славизации мерянского населения.

Важными причинами, обусловившими именно такое направление ассимиляционного процесса, были количественный перевес славян над местными финно-уграми и более высокий уровень их экономики, социального строя и культуры по сравнению с мерей [67, с. 116, 154]. Эти вполне объективно действовавшие причины сопровождались уходом славян из южных древнерусских областей, подвергавшихся в XI-XII вв. жестоким ударам кочевников. Славизация мерян могла быть особенно усилена последствиями золотоордынского нашествия, вызвавшего массовый уход славяно-русского населения на здешние земли и надолго отрезавшего мерю от родственных финно-угорских народов Поволжья и Приуралья, связи с которыми в былом могли поддерживать и питать здешнюю финно-угорскую культуру.

К числу до сих пор не выясненных принадлежит вопрос о происхождении и значении самого этнонима “меря”. Исходя из его сходства с самоназванием марийцев “мари”, финский ученый А.Кастрен высказал предположение, что этноним “меря” возник из этнонима “мари” ввиду особой близости мери к марийцам как видоизменение в устах славян [78, с. 16]. Его поддержали позднее Т.Семенов [50, с. 228, 229] и М.Фасмер [68, т. 2, с. 606], придерживавшиеся, как и А.Кастрен, мнения об особой близости мерянского языка к марийскому и считавшие его близкородственным марийскому, если не одним из его диалектов, что было в дальнейшем отвергнуто так жe, как и мысль о близости указанных языков. Предположение А.Кастрена неприемлемо хотя бы потому, что этноним “меря” зафиксирован в близкой к нему форме Merens (готская форма вин.п. мн.ч., то есть “мерян”, очевидно, на ос- нове дмер. “mera “меря”) у готского историка Иордана уже в VI в., задолго до каких-либо меряно-славянских языковых контактов. О древности этнонима свидетельствует и употребление его в форме Mirri в “Gesta Hammaburgensis Ecclesiae Pontificum” Адама Бременского [79, с. 147, 148], отражающей, скорее всего, его арабскую передачу, где при ограниченности вокализма (*a, i, u возможно было только подобное воспроизведение исходного дмер. mera. При известной логичности не является вполне убедительным также взгляд А.Л.Погодина [86, с. 326] и Ю.Мягистэ [85, с. 114-116], сближавших этноним “меря” с фин. meri “море; диал. (большое) озеро” в связи с обитанием части мери у больших озёр: Неро (Ростовского), Kлещина (Плещеевского) и Галичского.

Вопрос о происхождении названия “меря” остается нерешённым не только из-за недостаточной убедительности предложенных до сих пор объяснений, но и потому, что еще не выяснены два вопроса, без предварительного решения которых, как представляется, невозможно серьезно говорить о его этимологическом истолковании. До сих пор не ясно, является ли этноним “меря” самоназванием мерян (в целом или одного из мерянскых племен) или так они были на- званы одним из соседних народов. Название “меря”, явно аналогичное ряду других финно-угорских этнонимов типа эрзя, мокша, вод. vad’d’a “водский” (эст. vadja “то же”, фин. vatja “водский язык”), требует объяснения со словообразовательной точки зрения.

В свою очередь, решение этих вопросов нуждается как в углублении знаний истории финно-угорских народов, так и в выяснении принципов словообразования финно-угорских этнонимов, где могут сохраняться особенно архаические структурные типы. С вопросом о происхождении этнонима “меря” тесно связан вопрос о происхождении мерянского языка, его месте в семье финно-угорских языков, который также еще не нашел своего окончательного решения. Если принадлежность мерянского языка к финно-угорской группе никогда не вызывала особых сомнений (Прим.3 Здесь, конечно, не принимаются во внимание явно устаревшие взгляды, например Д.Ходаковского [73, с. 23], считавшего мерю “славянским племенем”, а следовательно, и носителем славянского языка.), то значительно сложнее было решить, к какому финно-угорскому языку (группе языков) он особенно близок. А.Кастрен предполагал особую близость мери и марийцев и их языков [78, с. 16]. Первая серьезная попытка подтвердить эту гипотезу, как и вообще изучить мерянский язык на ocнове его остатков, была сделана Т.С.Семеновым, учителем марийского языка при Казанской учительской семинарии, в статье “К вопросу о родстве и связи мери с черемисами”, опубликованной в 1891 г. На основе сравнения 403 местных названий предполагаемого мерянского происхождения с марийскими словами и названиями Т.С.Семенов нашёл, что “данные из языка и факты из быта и истории мерян и черемис… действительно допускают возможность очень близкого родства между этими народами” [50, с.229]. В то же время он считал, что окончательно определить место мерян- ского языка среди других финно-угорских можно будет “только тогда, когда меряне… по остаткам своего языка будут сопоставлены или сравнены со всеми народностями финского племени” [50, с. 229]. По стопам Т.C. Семенова в опубликованной значительно позже (1935), работе “Меrja und Tscheremissen” [91, c. 351-418] шёл фактически М.Фасмер, на основании более тщательно собранного и исследованного ономастического материала старавшийся доказать близость мерянского языка к марийскому. Относительная ограниченность привлеченных данных (только топонимы) и стремление во что бы то ни стало связать их лишь с марийским языком (например, в объяснениях по по- воду названий Кера [91, с. 386], Ура, Курга [91, с. 392-393], Тума [91, c. 398], Лочма/Лотьма [91, с. 401] привели М.Фасмера к выводу, что “должно быть допущено тесное родство мери и марийцев(черемисов)” [91, с. 411]. Неправомерность подобного вывода подверг критике финский исследователь П.Равила, считавший, что мерянский язык более обоснованно рассматривать в качестве связующего звена между прибалтийско-финскими и мордовскими языками [87, с. 25, 26]. Работа М.Фасмера, таким образом, не способствовала решению вопроса о положении мерянского среди финно-угорских языков. П.Равила, справедливо критиковавший М.Фасмера за односторонность и необъективность освещения языковых фактов, тоже не обосновал своего мнения конкретным исследованием мерянского языкового материала, но с этого времени, а отчасти и вследствие работ археологов, опровергающих тесную связь мери с марийцами [57, с. 124], гипотеза об особой близости мерянского языка с марийским была окончательно отвергнута [56, с. 179].

Учитывая взгляды предшественников и на основании результатов собственных исследований, А.И. Попов пришел к выводу, о том, что “… несмотря на несомненные общности в словаре с другими финно-уграми … меря (в языковом отношении) отличалась от марийцев, как и от мордвы и других финно-угров…” [44, с.101]. Этот взгляд подтверждается и отрицательными результатами предшествующих попыток усмотреть в мерянском особую близость к какому-либо из финно-угорских языков, и явным своеобразием ряда мерянских слов, о чем говорит А.И. Попов, – таких, как урма “белка”, яхр(e) “озеро”, бол “селение” и под. [44, с. 100, 101]. При всей его логичности этот вывод также нуждается в обосновании, поскольку подвергнутый исследованию материал предполагаемого мерянского происхождения изучен недостаточно. Обращает на себя внимание однотипность этого материала: почти весь он относится к ономастике. Возможные мерянские элементы из диалектных апеллятивов и социолектов (арго) с бывшей мерянской территории до последнего времени не исследовались. Кроме того, почти никто из исследователей, кроме отчасти Фасмера, обра- тившего внимание на звуковую сторону мерянских включений в русском [91, c.384], не вышел за круг чисто лексико-этимологических вопросов.

Учёные, уделившие внимание мерянскому языку, в большинстве случаев ограничивались приведением списков названий предполагаемогo мерянского происхождения, обосновывая их истолкование параллелями из других финно-угорских языков. Несколько расширить исследование попытался О.В.Востриков [5;6], привлекая данные диалектных апеллятивов, в частности связанные с местной географической номенклатурой, что позволило ему найти ряд новых интересных мерянских включений в русских говоpax. При всех несомненных достоинствах работ О.В.Вострикова их, однако, как и работы его предшественников, характеризует отсутствие системного подхода к предполагаемому мерянскому материалу. Это могло быть связано с тем, что исследуемая им территория (Волго-Двинское междуречье) была в прошлом населена носителями не только мерянского, но и других финно-угорских языков, и О.В.Востриков не ставил перед собой задачи специального исследования мерянского языка, его мерянские находки сделаны как бы попутно. Между тем мерянский, как и другие субстратные языки, уже давно ожидает не отдельных случайных, хоть и интересных, работ, появляющихся через значительные промежутки времени, а целеустремленных, специальных исследований, где бы полнота и разнообразие материала сочетались с системностью и всесторонностью его рассмотрения. Возможность подобных исследований подготовлена всем предшествующим развитием финно-угристики, в частности возросшей изученностью смежных с мерянским финно-угорских – вепсского, мордовского, марийского, пермских – языков. Об их актуальности свидетельствует появление с 60-х годов целого ряда работ, посвященных финно-угорским субстратам в русском языке и принадлежащих отечественным и зарубежным учёным, в частности В.И.Лыткину [33], Б.А. Серебренникову [52; 54], А.К.Матвееву [38; 39], В.Т.Ванюшечкину [3], О.В.Вострикову [5; 6], О.Б.Ткаченко [60-65], В.Феенкеру [92], Г.Стипе [89].

Работа в области финно-угорских субстратов в русском языке, в частности мерянского субстратного языка, должна стимулироваться также социально-экономическими процессами – преобразованием природы, миграцией населения, переездом сельского населения в города и т.п., – которые ведут к исчезновению местных русских говоров, включающих в себя субстратные элементы. Всё изложенное говорит о необходимости поторопиться как с фиксацией сохранившихся остатков мерянского языка, так и с их изучением, дающим возможность реконструировать его в допустимых пределах. Попыткой ответить на это требование современной науки и является настоящая работа.

О. Б. Ткаченко. Мерянский язык (Введение). Киев, “Наукова Думка”, 1985.

В.С.Кулешов

Вопрос происхождения

Проблемы лингвистической мерянистики прочно вплетены в общую проблематику финно-пермского языкознания, особенно в аспекте изучения языковых контактов в эпоху «встречи руси и чуди». Однако не все первостепенные вопросы были рассмотрены в полном объеме. В частности, в глубоком исследовании О. Б. Ткаченко 1 пристальное внимание уделено синхронному соотнесениюреконструированных элементов мерянского языка (МЯ) с аналогичными элементами других финно-пермских, но лишь вскользь рассматривается его происхождение и диахронное положение в финно-пермской среде. Основная «рабочая» точка зрения автора состоит в том, что вместе с признанием его близости прибалтийско-финским и саамским языкам признаются также и его отличия от них, в некоторых чертах сближающие МЯ с волжскими языками. На этом основании автором постулируется целесообразность выделения особой «среднефинской группы», гипотетически включающей мерянский (мерянские?), муромский и мещерский языки и определенным образом соотносящейся со «севернофинской группой», реконструированной А. К.Матвеевым. Исторические основания такой принадлежности МЯ автором не выявляются, и поэтому, на наш взгляд, употребление термина оправдано только при синхронном изучении МЯ.

Очевидно, определение характера МЯ негативным путем («не прибалтийско-финский») не ведет к разрешениюпроблемы. Есть, однако, объективное тому объяснение, а именно: недостаточность и односторонность имеющихся материалов, на основе которых проводится моделирование языка и реконструкция его лексики, хотя ресурсы компаративистики еще далеко не исчерпаны. В частности, продуктивной представляется линия сравнения ауслаутного консонантизма (исконного для прафинно-саамского и, видимо, прауральского языка2) базисной лексики МЯ, прибалтийско-финских и саамских языков, в рамках финно-волжского пра-состояния. Так, мы имеем мер. *veZ (Вежболово) ‘вода’ при лив. vez то же, вепс. vezi то же и фин. vesi то же;мер.*suZ (Суждаль > Суздаль) ‘волк’ при фин. susi то же; мер. *juG ‘река’ при лив. joug то же, «лоп.» *jugа то же, саам. *joG то же и кар. и вепс. jogi то же. На этих и других примерах видны следующие намечающиеся регулярные соответствия: мер. и лив. *-Z . фин. *-si; мер., лив. и саам. *-CO . *-Сi. Сюда же относится и отсутствие гармонии гласных в лив., саам., вепс. и мер. (по крайней мере, для реконструированного корпуса лексем). Даже на представленном весьма ограниченном материале в рамках лексики, допускающей праприбалтийско-финскуютрактовку, видна архаичность МЯ на фоне современных прибалтийско-финских языков северной ориентации при его сопоставимости с ливским, наследующим южному диалекту прибалтийско-финского праязыка, 3 и саамским (на что подчеркнуто обращал внимание также и О. Б. Ткаченко4).

Совершенно необходимым представляется обращение к экстралингвистическим соображениям о происхождении МЯ. Специально рассматривавший проблематику финно-угорской предыстории В. В. Напольских5 связывает появление первых финно-пермцев в ареале фатьяновской культуры с похолоданием климата в конце суббореала (рубеж II–I тыс. до н.э.) и наступлением в связи с этим в Верхневолжско-Окском регионе темнохвойных таежных лесов – кормящего ландшафта охотников и рыболовов. Точнее было бы определить это аллохтонное население как пра-финно-саамов с постановкой вопроса о возможности их более ранней в языковом отношении (середина II тыс. до н. э.) пра-финно-волжской атрибуции.

Так или иначе, эти племена приносят в рассматриваемый регион традицию«текстильной», или «сетчатой», керамики (КТК), которая изначально (с середины II тыс. до н. э.) не будучи единой в культурном отношении в дальнейшем и вовсе распадается на несколько субареалов; есть основания видеть в них также раннее диалектную структуру «языка» этих племен. Одним из таких субареалов и явилась Волго-Окская историко-культурная зона, где сформировалась локальная разновидность КТК. 6

С высокой степенью вероятности можно утверждать, что с начала I тыс. до н.э. в ареале будущей мери прослеживается непрерывное историко-культурное развитие и преемственность археологических культур (КТК –– городищенские культуры дьякова типа7 ––древности мери8), что позволяет предполагать также и языковой континуитет. Иными словами, мерянский язык в конечном итоге ведет свое существование от одного из диалектов носителей КТК, от которых происходят также и современные северные прибалтийско-финские языки, очень близкие географически и лингвистически, и архаичные ливский, ливвиковский и людиковский, а также субстратные языки «саамской» топонимии широких пространств Европейского Севера;9 сюда же не будет ошибкой отнести и мертвый язык веси.

Таким образом, в условиях подобного диахронного среза проблемы мерянского глоттогенеза теряют практический смысл любые попытки связать МЯ с современными языками, даже существование иных из которых как таковых в синхроннуюс мерей эпоху неочевидно. По большому счету, мы сталкиваемся с необходимостью раскрыть все содержание историко-языкового процесса в этой и смежных территориях в течении как минимум двух тысячелетий: начиная со времени первого появления здесь прамерянской речи и до эпохи Нестора.

Подводя итоги, надо заметить, что уже сейчас можно говорить о некоторых перспективных направлениях в области исторической мерянистики. Это, во-первых, исследование множественных прафинно-саамских реликтов в субстратной топонимии широких ареалов КТК и лингвоисточниковедческая оценка их атрибутов (например, проблема топонимических ансамблей с *�-ауслаутной лексематикой). И во-вторых, собственно археологическая задача: отыскание свидетельств непрерывности или, наоборот, дискретности, этнокультурного развития территорий КТК с эпохи раннего железа, что даст дополнительный импульс комплексному синтезу данных различных хорологических дисциплин в поисках решения «мерянской проблемы».

Сокращения

вепс. — вепсский язык кар. — собственно карельский язык КТК — культура с «текстильной» («сетчатой») керамикой лив. — ливский язык «лоп.» — язык «лопьской» субстратной топонимии Южного Приладожья мер. — мерянский язык МЯ— мерянский язык саам. — саамский язык фин. — финский язык

1 Ткаченко О. Б. Мерянский язык. Киев, 1985.

2 Хелимский Е. А. Уральский консонантный ауслаут –– индоевропейская гетероклиза? // Конференция «Сравнительно-историческое языкознание на современном этапе». М., 1990. alikatsaus suomen kielen juuriin // Viritt.a. 1983.

3 Itkonen T. V.aj.

4 Ткаченко О. Б. Указ. соч.

5 Напольских В. В. Проблема формирования финноязычного населения Прибалтики (к рассмотрению дилеммы финно-угорской предыстории) //Исследования по этногенезу и древней истории финноязычных народов. Ижевск, 1990.

6 Косменко М. Г. Культура сетчатой керамики // Археология Карелии / Отв. ред. М.Г.Косменко, С.И.Кочкуркина. Петрозаводск, 1996.

7 Основания регионалистики / Под ред. А. С. Герда, Г. С. Лебедева. СПб., 1999. С. 240.

8 Рябинин Е. А. Финно-угорские племена в составе Древней Руси. СПб., 1997.

9 Матвеев А. К. Древнее саамское население на территории севера Восточно-Европейской равнины // К истории малых народностей Европейского Севера СССР / Отв. ред. Г.М.Керт. Петрозаводск, 1979. 424

Мерянское наследие России

Русских принято относить к славянским народам. Хотя известно, что этническая основа нации складывалась из огромного количества народов и племен. Центральное положение среди них занимал финно-угорский народ Меря.

Меря жила на территории современных Ярославской, Ивановской, части Костромской, Владимирской, Московской и Тверской областей. Именно здесь происходило формирование этнического ядра великорусского народа. Древнейшие русские княжества: Ярославское, Московское, Владимиро-Суздальское, где во Владимире сидел Великий князь практически полностью совпадают с границами расселения Мери.

Как следует из данных археологических раскопок, исторических источников, “колонизация” центра Древней Руси славянами происходила мирно, без войн и конфликтов. Насколько массовой была эта «колонизация»? Это большая проблема, ибо археологически она почти нигде не прослеживается, вслед за мерянскими культурными слоями лежат древнерусские. Не славянские, а именно древнерусские, когда материальная и духовная культура Северной Руси более-менее унифицировалась. Да и как было возможно славянизировать огромную территорию, размером больше Франции за 100-200 лет? А советская историческая наука утверждала, что меряне ассимилировались ровно за этот краткий срок.

Аргумент о слабой заселенности великорусской территории не выдерживает критики. Попади мы в то время, нашему взору предстали бы десятки городов – Суздаль (исконное мерянское название Суждал), Владимир, Москва (от мерянского «моска» – конопля), Переславль-Залесский, Клещин (мерянский город около Переславля), Углич (тоже, вероятно, мерянское название), Галич Мерянский и так далее; сотни мерянских деревень и поселков по рекам, около плодородных ополий, высокая материальная культура, включая сельскохозяйственную. Мы бы увидели древние сакральные центры язычников – Синий Камень у Клещина и нарождающиеся монастыри, будущие религиозные центры Русского Православия, такие как Авраамиев монастырь в Ростове Великом. Да и первая столица на территории Северной Руси тоже была мерянской. Город Сар («Царский») в современной Ярославской области играл роль племенного центра – прообраза всех столиц будущего Великорусского государства.

К приходу славян с Юга, который точно нельзя назвать массовым, тут кипела жизнь. Меряне были лидерами тогдашнего финно-угорского мира Европейской России. И поэтому они оказались восприимчивы к новой идее государственного строительства на основе славянского языка и византийской религии. Но этнически оставшись финно-уграми. Что было достоверно доказано в исследовании генофонда русского народа в 2005 году. Генетическое расстояние между русскими и финно-уграми оказалось 2-3 единицы, то есть фактически это один огромный народ.

Мерянский народ переходил на древнерусский язык как язык Единобожия – мощной интеграционной идеи, язык межрегиональной торговли, и как язык административных учреждений. Мерянский язык, где как доказано было много диалектов, на эту роль не подходил. Точно также как ирландцы 300-400 лет назад перешли на английский язык, но этнически остались кельтами. Осознание своих финно-угорских корней наряду со славянскими позволит русскому народу наконец-то почувствовать себя не пришельцами со степного Юга, но исконными хозяевами своей Земли. Мы поистине великий народ, создавший великое государство. Без финно-угорского упорства и трудолюбия, присущего всем этим народностям, русские бы не смогли освоить необъятные пространства Большой России.

Меря и москвичи

Несколько лет тому назад, еще учась в Гуманитарном университете, я откопал в каталоге Исторической библиотеки необычную книжку – “Мерянский язык”. В небольшом томике, изданном смехотворным тиражом в 500 экземпляров, рассказывалось об исчезнувшем языке финно-угорского народа меря, что жил некогда в самом центре России, на территории Московской, Владимирской, Ярославской и Костромской областей.

Автор, киевский профессор Орест Борисович Ткаченко, утверждал удивительные вещи относительного мерянского языка. Например, что его можно было услышать в глухих районах Костромской губернии еще в XVIII веке! Меря оставила огромное языковое наследие в диалектах, да и в самом что ни на есть литературном русском языке до сих пор существуют мерянские языковые формулы, а некоторые слова прямо заимствованы из таинственного языка.

Сколько копий было сломано в вопросе о происхождении названия нашей столицы! Некоторые утверждали, что “Москва” происходит от некоей “Мостквы” – и это значит, что первоначально здесь существовало множество каких-то мостов. Другие с пеной у рта отстаивали концепцию происхождения слова “москва” из двух слов языка коми: “моск” (“корова”) и “ва” (“вода”). Но коми никогда и близко не жили рядом с Московским регионом, да и нет на территории Республики Коми ни одной реки или ручья с подобным названием. К тому же, древнейшая форма имени города – “Москов”, что и зафиксировали летописи и другие источники; лишь значительно позже оно стало звучать как “Москва”.

В конце концов, пришли к неутешительному выводу: происхождение этого слова убедительно объяснено быть не может. Однако, оказывается, в мерянском языке был такой корень – “моска”, что значило “конопля”. Не следует сразу же обвинять наших далеких предков в злоупотреблении наркотическими средствами. Конопля культивировалась исключительно в мирных целях: из нее получали пеньку, а из пеньки шили одежду, мешки и некоторые другие вещи. Интересно, что и предшественники мери на московской территории – племена дьяковцев (по названию деревни Дьяково в Коломенском, где открыли их первое городище), селившиеся в пойме Москвы-реки еще в начале первого тысячелетия нашей эры, также возделывали аккуратные поля с коноплей.

Получается, название Москвы произошло от конопли? Ведь все логично: финские народы выращивали свою “моску” в пойме Москвы-реки целую тысячу лет, поэтому она вполне могла стать Конопляной рекой дьяковцев и мери… Я решил, что стоит попристальней приглядеться к языковому наследию мери и посмотреть, что из этого языка дожило до наших дней.

По книге Ткаченко получалось так, что достаточно большое количество диалектизмов из мерянской речи сохранилось в Ярославской и Костромской областях. Скажем, в Ярославской области существовало такое диалектное слово для обозначения “тети” или “дяди” как “кока”. Этих самых “кок” киевский исследователь выводит как раз из мерянского. Когда я рассказал об этом знакомому художнику, родившемуся в Ярославле, тот сначала решил, что его так разыгрывают, потому что и сам с детства называл свою единственную тетку “кокой”. Впрочем, это еще что! Вот примерчик с “кокой” уже из современного марийского языка, родственного мерянскому: оказывается, словосочетание “кока кола” переводится на русский как “тетя околела”! Наш глагол “околеть” тоже заимствован из финно-угорских языков. А в некоторых языках этой группы, в том числе, предположительно, и в мерянском, исходное слово звучало как “коли”… И таких примеров насчитываются десятки, если не сотни.

Что же касается непосредственно московской территории, здесь обстановка оказалась еще интересней.

Многие из нас с детства помнят русские народные сказки – но многие ли знают, что часть из них начинается… по-мерянски. Сказочный зачин “жили-были” представляет собой типичный двойной глагол. Эти глаголы в начале сказок или историй широко представлены во всех финно-угорских языках и вовсе отсутствуют в каких-либо славянских, за исключением русского.

“Жили-были” на мерянском звучало как “эли-воле”. В буквальном переводе эти слова и перекочевали в русский. “Почему именно из мерянского, если существует более двадцати финноязычных народностей, с которыми русские живут бок о бок?” – спросит читатель. На сей счет существует целая фольклорная статистика употребления этого зачина по времени и в привязке к определенным областям. Форма “жили-были”, как установили дотошные фольклористы, наиболее часто встречалась в сказках коренного населения Московской и Владимирской губерний. Этот двойной глагол был столь же характерен для московского говора, как и “булашная”, “сливошное масло” или вопроса “который час?”

Из Московской губернии “жили-были” пошли гулять по стране еще во времена Владимиро-Суздальской Руси в конце XVI века и за несколько столетий стали общерусским зачином для сказок. Распространение зачина происходило синхронно освоению владимиро-суздальцами севера и востока Руси. Встает закономерный вопрос: так где же жили изначально меряне Подмосковья?

Прошло без малого два года после моего знакомства с “Мерянским языком”, когда я прочитал в книге молодого московского историка Сергея Михайлова о существовании еще 100 лет назад деревни под названием Меря всего в 40 верстах от столицы.

В конце XIX века существовали по крайней мере три населенных пункта с названием Меря: две деревни в Богородском уезде (ныне Павлово-Посадский района), а еще одна в Клинском. Накануне устроения в Спасо-Гуслицкого монастыря 1859 г. будущий настоятель Парфений посещал деревню Меря Богородского уезда по вопросу строительства в ней православного храма. После строительства церкви Меря получила анекдотичное официальное наименование – Казанская Меря (сегодня это деревня Казанское). А как же остальные Мери?

“В двух километрах от Мери стоит и по сию пору деревня Криулино, которая в народе называлась Старая Меря. В Клинском районе существовала еще одна Меря, которая также не сохранилась на современных картах”, – говорит Сергей Михайлов. Возможно, были другие населенные пункты, названия которых напоминали о мере? И тут Сергей Михайлов вынул главный козырь из своей топонимической колоды – основной приток Москвы-реки на востоке Подмосковья в еще XVII веке назывался Мерьская, то есть рекой мери! Картина прояснилась: вот они, древние земли мерян, память о которых сохранялась в названиях рек и деревень.

http://merja.org/merjaniya/moscowskaya/1001.htm

Как меря живут среди нас

В рамках показа в особняке при поддержке Общества мерянских краеведов Метs Kuntta состоялось открытие выставки самобытного художника-этнофутуриста Андрея Мерянина «Мерянский космос». Художник утверждает, что он – представитель народа меря, который вовсе не исчез, а вполне мирно проживает и по сей день в деревнях, к примеру, Костромской области. Андрей Мерянин называет свое творчество «обращением к родовым корням» и на его картинах, наполненных мерянской символикой, меря мирно соседствуют со зверями и небесными ликами.

По мнению мерянского художника, которого, естественно, спросили о соответствии фильма ритуальным обычаям меря, фильм «Овсянки» – это не реконструкция исторических обрядов, а утверждение мысли о том, что меря была и осталась на генном уровне в русских верхнего Поволжья и центральной России. Этот фильм про меря – гостя изнутри, и потому, наверное, он затрагивает струны души.

“Меря – поэтическая душа народов Поволжья”, Корр. АНН-NEWS Елена Минилбаева

Интересные факты

  • Название “Москва” происходит от мерянского «моска» — конопля.
  • Не так давно губернатор Ивановской области Михаил Мень написал в своем твиттере: “Мерянский протогород 7 века н.э. Алабуга (Alabuga) — древний предтеча Плёса. На волне “Овсянок” посещения Алабуги станут особенно популярны.

Официальный сайт

Смотрите также

Категории:

Powered by MediaWiki

Не братья вы нам Почему исчез самый загадочный народ России

Кадр: фильм «Овсянки»

«Никакие вы не славяне, на самом деле вы финно-угры!» — такие упреки в полемическом задоре часто адресуют русским людям некоторые жители одной соседней с Россией страны. И дальше следуют пространные рассуждения о том, что во времена Киевской Руси на территории нынешней Центральной России обитали финские племена, которые якобы и есть предки нынешних русских. Понятно, что такой бессмысленный и примитивный демагогический прием применяется исключительно в пропагандистских целях, чтобы потешить уязвленное и еще не совсем сформированное национальное самосознание. «Лента.ру» рассказывает, почему подобные претензии несостоятельны, но в то же время дают нам возможность вспомнить малоизвестные страницы нашей ранней истории.

Мерянская земля

Все мы знаем, что междуречье Волги и Оки стало не только ядром российского государства, но и местом, где сформировался и вышел на историческую арену русский народ. Но если внимательно посмотреть на карту Центральной России, то можно заметить удивительную закономерность — очень многие топонимы (названия географических объектов) имеют явно неславянское происхождение. Например — Москва, Ока, Яхрома, Векса, Лехта, Неро, Толгобол, Нерехта, Печегда, Кинешма, Кострома, Чухлома, Палех, Ухтома, Шуя, Валдай, Селигер, Киржач, Клязьма, Колокша, Хохлома, Вирея, Пахра, Талдом и многие другие. А если еще взглянуть на историческую карту тысячелетней давности, то обнаружится, что этот регион в ту пору почти исключительно был населен финскими племенами мурома, мещера и меря. Поэтому многие вышеперечисленные топонимы имеют финноязычное происхождение. И если наименования мещера и мурома сохранились до наших дней в названиях подмосковной природной территории и известного города Владимирской области, то от мери не осталось почти ничего.

Племя меря в древности занимало обширную территорию Залесья от берегов Москвы-реки в районе современного Звенигорода до Волги и Галичского озера. Кстати, нынешний Галич в Костромской области, основанный переселенцами из современного Галича в Ивано-Франковской области Украины (именно от него появились наименования Галичина и Галиция), первоначально назывался Галич Мерьский. Меря жили небольшими поселениями по берегам многочисленных рек и озер, стараясь не заходить далеко в дремучие леса. Занимались они преимущественно собирательством, охотой, рыболовством и скотоводством. Археологи считают, что до появления славян земледелие в нынешней Центральной России почти отсутствовало. Это и неудивительно: регион и позже долго считался зоной рискованного земледелия. Из-за неблагоприятных природно-климатических условий здешние почвы часто давали весьма скудные урожаи.

Меря оставались язычниками, у них был распространен культ священных камней. Один из них — Синий камень — сохранился на берегу Плещеева озера под Переславлем-Залесским и до сих пор остается местом почитания паломников. Умерших людей меря сжигали на больших ритуальных кострах по берегам рек и озер. Племенным центром меря ученые считают Сарское городище, с VII века существовавшее на южном берегу озера Неро в Ярославской области, где археологи обнаружили большое количество серебряных монет из Европы. Что потом стало с Сарским городищем, имело ли оно отношение к неподалеку возникшему в IX веке Ростову Великому — на сей счет историки спорят до сих пор.

Синий камень на Плещеевом озере в Переславле-Залесском
Синий камень на Плещеевом озере в Переславле-Залесском Фото: Сергей Куликов / Интерпресс / ТАСС

Славянская колонизация Залесья началась еще в конце первого тысячелетия нашей эры. Она проходила волнообразно с трех направлений. Сначала с северо-запада и запада (со стороны нынешних Великого Новгорода и Смоленска) сюда пришли ильменские словене и кривичи. Потом с юга прибыли вятичи, северяне и радимичи. И наконец, уже во времена Древнерусского государства на территорию Волго-Окского междуречья началась массовая миграция жителей южной и юго-западной Руси. Любопытно, что построенным здесь новым городам они часто давали названия родных мест: помимо уже упоминавшегося Галича, это Владимир, Переяславль, Перемышль, Вышгород и многие другие. Колонизация региона славянами была настолько обширной, что уже в домонгольскую эпоху их численное преобладание стало тут несомненным–

Ранние этапы формирования Ростовской земли, с начала IX до последней четверти X века, во многом связаны с движением активных групп населения, а во второй половине IX начале X века и княжеской администрации, заинтересованной в торговле по Волжскому пути. Судя по совпадению ареалов ранних кладов серебра и курганов с трупосожжепиями, это движение шло с северо-запада, из центральных районов Верхней Руси, с территории Новгородской земли через бассейн Мологи. Инициаторами и основными участниками движения, несомненно, было свободное население славянских раннегородских центров Верхней Руси, хотя в составе этого движения прослеживается участие и западных финнов и скандинавов. Первоначально новое население обосновывается в небольшом регионе Волго-Окского междуречья: славяно-русские древности IX века нам известны пока только на пространстве от места впадения реки Которосли в Волгу до озера Клещина (Плещеево). Ростовская земля — «Арса» арабских географов, Авторы А. Н. Кирпичников, И. В. Дубов, Г. С. Лебедев.

Когда границы Киевской Руси достигли Новгорода, «костромская меря» вновь двинулась на восток и, добравшись до берегов реки Ветлуга, повстречалась со своими южными собратьями, которые к тому времени уже называли себя марийцами.

В  XII веке эти две ветви народа меря, тем не менее, сохранили в себе отличительные черты: «северные» меря в культурно-бытовом плане были близки к новгородцам-славянам, а «южные» меря сблизились с тюркским племени булгар, жившим по соседству.

Приверженцы этой версии предлагают скептикам проехаться по населённым пунктам республики Марий Эл и увидеть своими глазами, как в одной деревне можно встретить марийцев, принадлежащих к двум разным антропологическим типам: одни представляют собой смуглых людей с узким разрезом глаз, а другие — светлокожие с голубыми глазами. Вот они то и являются потомками «костромских меря» или «нарева».

Реконструкция женской одежды меря

Наследие меря

Несмотря на то, что представители древнего племени меря давно смешались с другими этносами, за века своего существования они успели оставить свой след в истории.

Не прекращаются попытки связать корни канувшего в небытие языка меря с некоторыми финно-угорскими топонимами бассейна Двины, оканчивающиеся на -егда, -огда например, Вычегда, Керогда, Шогда, Судогда, Вологда, и другие названия с явно древнерусской основой вол- «волога», например, река Ветлуга, Волонга, Волома, Волохтома, Волюга, Волга от санскрита га – река , например, Ганг — Gangaa, gaang; vega — поток, наводнение. Волга на др.-рус. Вльга, произошло от праславянского *Vьlga, ср. во́лглый — волога — влага,  фин. valkea, эст. valge «белый»; на мар. Юл, чуваш. Атӑл, тат. Идел, ног. Эдил, калм. Иҗил-һол, каз. Еділ, эрз. Рав.; на санскрите

Самое раннее свидетельство о Волге содержится в древнеиранской «Авесте» (конец II — первая половина I тысячелетия до н. э.), где в «Видевдате» и «Яштах» упоминается река, «протекающая на краю света», под названием Рангха или Ранха.

С корнем «-нер-», озеро Неро, Нерли, Нерехта.

Этимология названия Неро восходит к древнему озёрно-речному термину нер-, от того же корня называется и правый приток Волги — река Нерль, где окончание «-ль» является краткой формой речного термина «-лей», родственного древнерусскому «лей, лить»

Русское название Вычегда происходит от древне-угорского вич охгт или обско-угорского вандз(и) охт — «луговая река», где вич и вандз(и) значат «луг», «трава», а охт, охгт «проток», «речка». При адаптации в русский было добавлено окончание -а.

Произнося название города Талдом — «дубовый дом», в то время как река Дубна не имеет никакого отношения к этому дереву, поскольку её название связано с мерянским словом, означающим «болото».

К наследию мерян некоторые местные «лингвисты» хотели бы отнести древнерусские взаимо-усиливающие слова, жить-поживать, жив-здоров, и знаменитое сказочное жили-были, однако, совсем наоборот, древнерусский фольклор оказал сильнейшее влияние на устное народное творчество меря. А.Н.Веселовский считал тавтологические эпитеты самым древним видом эпитета, стоящим где-то у истоков образования фольклорной стилистики древнерусского языка. Таковы, например, эпитеты в сочетаниях: «воля вольная», «горе горькое», «темница тёмная», «тоска тоскучая». Определения, не углубляя и не обогащая сколько-нибудь значение определяемого слова, усиливают и одновременно конкретизируют его содержание. Эта традиция восходит к пра-славянскому периоду формирования древнерусского языка, тесно связанного с ведическим санскритом, как и другие индоевропейские языки.

В санскрите «рат, рати» — rat, rāṭi — бой, битва, воин, ратник, война. В русском словосочетании «ратный бой», фактически, дважды употребляется слово «бой», так же, как в словосочетании «трын-трава», от санскрита: Трнья — tRNyA  — ТРАва, «дремучий лес», от санскрита: дрема – drema — лес)

Саиника – sainika — воин (родственные слова рус. яз.: союзник, «Аника-воин»). Приставка Са —sa — со (со-ратник)

Устойчивое словосочетание «коза-дереза», фактически, дважды повторяется слово «коза», на санскрите: дикс – díks – коза.

В других видах тавтологических сочетаний, изученных и описанных А.П. Евгеньевой, например: «век вековать», «шутки шутить», «суды судить», «ряды рядить», «думу думать», «седлать седло», «уздать узду» и т.д, везде значение слова (его функция) повторяется, но с элементами усиления и уточнения, конкретизации. Иными словами, уже в тавтологии наблюдается не полное, прозрачное повторение, но с привнесением новых смысловых оттенков при сохранении основной функции — значения.

за тавтологию – повтор слов – очень ругали в школе – а это как раз от Мерян. Так же как разговорное – У мине есть, у славянских народов – даже в Польше – чаще говорят как на Западе – я имею. Слово Я преуменьшено, а у западников – наоборот, на первом месте.

кроме как канай – вот еще ругательство – хиляй до перту (или туляй) . Да прямо в Москве слышал, не в Ярославле. Оказывается – чисто разговорный мерянский язык. Иди до дому.

Была письменность! как у Марийцев, может и знаки на бересте. Или – как у уральских Манси. (нейросеть подскажет, знаки охотников Манси).

Мечка еще и по Български. Очень много зверюшек в Словакии, на нашей прогулке по Медведевой горе, рядом с озером Ширава – видели вчерашние следы, еще и кабанчики там. След медведя очень легко отличить – на грязном месте, а если трава или сухой грунт – никаких следов нет. След кабана – копыта – могут быть 15 см примерно, а у мишки – четыре здоровенных когтя и как у человека – пятка, след круглый а пятый коготь меньше. это медвежонок. у большого – сантиметров 17 – 20.

еще одна версия названия Москвы – они обе могут оказаться правильными – у одной кунды так , веревки делали, а у соседей давали тумака лесной зверюшке, кане машка. (мечка кондо)

  • с рассказов бабушки, не изолированный народ был, общались. Родственники и в Казани, и южнее, к Владимирской. Скорее всего, Мари и Черемисы – та же народность, либо очень близкие соседи.

языческий мерянский оберег. Серебро однако. meryamaa.ru

серебро крупинки доставали в Серебряном Бору – сейчас это территория Москвы, известный пляж и курорт прямо у Москва-реки. Метро Полежаевская, и пять остановок троллейбусом. Все Бездонное озеро это карьер. Слой черной глины, а глубже песочек с крупинками серебра и золота, потом известняк – раньше было море на месте Москвы. В кубике (Кубическая Сажень – например у Азанчеева 1890г книга – это почти 10 тонн, книжка есть на сайте ) грунта из золотоносного района – грамм 10 песчинок, и золото и серебро. А особо удачливым может достаться самородок. Добыча серебра – это все чудь однако, русские крестьяне летом заняты, а зимой – запросто, да и пещеры кто то выкопал..

  • а то б.. враки это все, нет никакого золота. Копает котлован зкскаватор, строю. Прыгаю туда, поправляю лопатой. Доделываю сам приямок. Слой песочка, над плотной глиной, потом песок покрупнее, ручеек видно был. Темные камушки, с горошинку. А ну ка их в лоток – кусочек фанеры с досочками по краям, и промыть хорошо – из бочки, лейкой. Есть Есть и еще есть. Золотая крупиночка – знак называют старатели. Отец у меня был старателем в 38-м, еще мелким, работал под Кемерово, золотопромснаб. Так что, немного, но есть и в Московии.

–вырезка —

Запердяжье

В самом дальнем углу Даниловского района, за Ермаковым была когда-то такая деревня. Она располагалась на берегу ручья с забавным названием, вызывающим всякий раз улыбку – Пердяжка. Сейчас на этом месте осталась деревня Станово, вот напротив неё за речкой и располагалось Запердяжье. На первый, непосвященный взгляд — это вполне русское, шутливое до неприличия название. Старожилы называли деревню по-другому – Пердяги или Пердяга.

Слово Пердяга дает нам ключ к разгадке его этимологии (происхождения). Название деревни происходит из языка древних финно-угорских племён меря. Окончание -ГА говорит нам о том, что это гидроним, название реки. Вооружившись недавно составленным русско-вепсским словарём можно даже сделать перевод названия. По-вепсски будет звучать примерно так: Перт-йога (Pertjoga) или Пертега, что означает “избяная” или “жилая речка”.

Названия наших рек. Пердяжка

Даниловский краевед28 января 2022

Русские крестьяне со временем обработали незнакомое слово. Добавили уменьшительный суффикс “-к”, и из Пертеги получилась Пертяжка, а от неё само собой и следующий вариант – Пердяжка. Слово сразу заиграло таким бурным фейерверком эмоций, шуток и прибауток, что надежно закрепилось на века.

Согласно указу Екатерины эту деревню в документах тоже пытались завуалировать. На карте Даниловского уезда 1792 года она обозначена как Завердяжье. А речка записана – Вердяжка. Но этот бессмысленный вариант никак в народе не закрепился.

Эстонцы в 13 в. создают объединения-мааконды Уганди и Скала на юге, Вирумаа, Ярвамаа, Харьюмаа и Рявала на севере, Ляэнемаа и Сааремаа на западе Эстонии. В 1632 на территории современной Эстонии создается в Юрьеве (Тарту) Дерптский (Тартусский) университет. Субэтнос эстонцев сету (юго-восток Эстонии и запад Псковской области) – по религии православные.

Эстонцы называют себя эстонцами (eestlased) не более, чем сто лет, ранее их этноним был maarahvas («народ земли»). Название aesti («восточные») встречается уже у римского историка Тацита. Этноним aesti первоначально относился к балто-слаянским племенам. Русские называли эстонцев чудь.

Древнейшие известные тексты на эстонском языке (eesti keel) датируются 1520 годами (отдельные глоссы и предложения записываются еще в 13 в.), первый литературный текст – 1535. В 16-19 вв. существовало два литературных языка: северо-эстонский (эстляндский) и южно-эстонский (лифляндский; võro kiil’; на нем выходит газета Uma Leht), вышедший из употребления. На основе народных сказаний и песен Ф.Р. Крейцвальд составил под влиянием «Калевалы» эстонский героический эпос «Калевипоэг» (1857-61), который оказал значительное влияние на национальную литературу. Первым подлинно эстонским автором стал Ханс Кясу (Käsu Hans), создавший в 1708 плач о разрушенном и разграбленном во время Северной войны городе Тарту «О, я бедный город Тарту!».

В эстонском алфавите есть достаточно редкая буква (õ), которую ввел О.В. Мазинг.

Из эстонского в русскую лексику вошли слова глинт (glint обрыв, букв. блеск), мыза (mõis хутор), килька (kilu), сайка (sai булка). Интересно, что слово  raamat (грамота) заимствовано из русского языка.

Ливы (līvlizt), давшие названия Южной Эстонии и Ливонскому ордену, в древности населяли территорию современной Латвии. В 19 в. – первой половине 20 в. имел письменность на латинице и даже свою литературную форму. Первая книга выпущена в 1863, особенно много в 1920-39, в 1931-39 выходила газета «Līvli» (в 1992 выпуск возобновлен, но на латышском языке).  Ныне язык бесписьменный. После 1991 Латвия признает ливов одним из двух автохтонных народов Латвии, наряду с латышами, в 2009 умер последний лив, Виктор Бертольд, говоривший на родном ливском языке (līvõkēļ).

Ливский алфавит представляет собой гибрид, который сочетает эстонскую и латышскую орфографию. В 2005 году утверждены правила ливской орфографии: a, ā, ä, ǟ, b, d, Ḑḑ, e, ē, f, g, h, i, ī, j, k, l, Ļļ, m, n, Ņņ, o,ō, ȯ, ȱ, ö, ȫ, õ, ȭ, p, r, Ŗŗ, s, š, t, Țț, u, ū, y, ȳ, v, z, ž.

Финская письменность известна с 1540. Первую книгу на финском языке реформатор М. Агрикола издал в 1543 – букварь «ABC-kirja» (этот год считается годом рождения финской письменности).

У римского историка Тацита в труде «Германия» говорится о «феннах» (можно высказать предположение, что этот этникон принадлежит славянам-вендам или, по крайней мере, балто-славянским племенам; ср. Россия – по-фински Venää). Сами финны называют себя suomalaiset, а свой язык – suomen kieli. Существует лингвистическая «финская версия» происхождения слова «Русь» (Ruotsi финны называют Швецию). Любопытна и саамская версия этой гипотезы: самоназвание шведских саамов – Ruothi и Ruotteladz.  

Финское Ruotsi обозначает шведы, на эстонском шведы называются Rootsi. Считается, что древнее финно-угорское население называло так, по крайней мере с 8 в., скандинавов, собирающих дань. А в финском языке, как предполагают, слово ruotsi возникло на основе древнескандинавского корня rotp-, связанного с понятием гребли, судоходства, жителями шхер. Славяне, соседствующие и живущие вместе с финно-угорскими племенами, могли перенять ruotsi в форме русь для названия скандинавских викингов, приходящих из Финляндии, о чем свидетельствует и «Повесть временных лет».

Историк А. Куник в 1875 указал на возможность связи имени слова Rus с эпическим прозвищем готов Hreidhgotar, для которого он восстановляет более древнюю форму Hrôthigutans (славные готы). Однако остается неясным, каким образом прозвище готов, хотя бы в сокращенной форме, могло перейти к финнам (Швеция по-фински Ruotsi) и славянам для обозначения скандинавской династии. Мысль Куника развил в новом, не менее спорном направлении А. Будилович: он и исторически, и этнологически ставит Rus в связь с готской основой hrôth, (слава), пытаясь, таким образом, заменить «норманнскую» теорию «готской».

В советское время в Ленинградской области существовало два автономных района – Токсовский и Водский, где издавались три газеты на финском языке.

Марийский народ (устар. черемисы) с древних времен использовал различные геометрические знаки (тиште, тамга), вырезаемые на коре (нымыште) либо на специальных деревянных палках (шерева тоя) специальным ножом (вараш кÿзö). Как правило, эти знаки использовалась для хозяйственной информации (учет имущества, долги и пр.) и в неизменном виде использовались марийцами вплоть до 30-х годов 20 в.


Существует также предание, что вся марийская история была записана на палках (шерева тоя), и эти палки спрятаны в пещере. Однако, целенаправленных поисковых работ не проводилось, поэтому вопрос еще остается открытым. В то же время религиозные сведения не записывались, видимо по причине запрета, и все сведения касательно национальной религии передавались из поколения в поколение устным путем.

Впервые письменность для марийского языка на основе кириллицы была составлена в середине 16 в. для обучения священников, проповедовавших среди марийцев. Никаких сведений об этой письменности не сохранилось.

Первым образцом марийской письменности, положившим начало марийскому литературному языку, считается «Сочинения принадлежащие к грамматике черемисского языка», изданные в 1775. В этой книге использовался русский алфавит без некоторых букв и с добавлением g и iô.

В марийском (горном) алфавите есть уникальная буква – ӹ.

У истоков марийской национальной литературы стоял романист Сергей Чавайн (Григорьев, 1888-1942). Известен марийский композитор Андрей Эшпай (р. 1925).

Значительная часть марийцев, особенно луговые марийцы, сохраняет языческие верования (в доброго бога Юмо и злого Керемета). Очень сильно движение за возрождение язычества («марийской веры») «Ошмарий-Чимарий», которое претендует на роль марийской национальной религии (начали проводиться моления, например в Йошкар-Оле в Дубовой Роще). Секта «Кугу Сорта» (Большая свеча) активно действовала в 19 – нач. 20 в., сейчас слилась с «марийской верой». В 1990 восстановлено движение «Марий ушем» (Марийское единство), созданное в 1918. В 1990-е марийский писатель Александр Юзыкайн (Михайлов) (1928-96) стал верховным картом (жрецом) «Ошмарий-Чимарий».

По переписи 1989 марийцы были единственным восточнофинским народом, у которых знание родного языка приближалась к 87% (к этому времени число говорящих на родном языке сократилась до 67% у мордвы и 70% у коми и удмуртов).

Во многом завоевания 1990-х годов были утрачены в 2000-е в связи с политикой «укрепления вертикали власти». Особенно авторитарным оказалось правление в Марий Эл президента Л. Маркелова (с 2001 года), вызвавшее в итоге принятие Европейским парламентом резолюции «О нарушении прав человека в Республике Марий Эл».

Возможно, из марийского языка происходит презрительное прозвище жадного, примитивного сельского жителя кугут (из кугуза – старший мужчина в роду, князь).

Присоединение к Московскому государству было крайне кровопролитным. Известно о трех восстаниях – Черемисских войнах 1552-57, 1571-74 и 1581-85 гг.

Марийское название носит древний русский г. Муром (мари muromo – песня; а сам город был построен на месте песенных ритуалов марийцев). Есть гипотеза С. Кузнецова, что и название Москва происходит от марийских слов maská (медведь) и ava (мать). Правда, как выясняется, название медведя было заимствовано у русских, из ‘мечка’ (самка медведя). Более вероятно, название Москвы произошло, по гипотезе В. Топорова, из балтийских языков – *mask/*mazg (топкий, слякотный) плюс собирательный формант -va (сравните Литва, братва, жертва).

Мордовская письменность (для мокшанского и эрзянского языка) возникла во второй половине 18 в., однако не имела стабильной нормы до 1927. Несмотря на то, что мордва считается одним из наиболее христианизированных народов Поволжья, у них заметные позиции удерживает язычество (у мокши древняя вера называется мокшень кой), пропагандируемое партией «Эрзян Мастер» и группой интеллигенции во главе с поэтессой Р. Кемайкиной (Маризь Кемаль). С 1990 возродилось национальное движение «Масторава». Развита обрядовая поэзия и эпические песнопения. Между прочим, в одной из исторических песен упоминается о какой-то дохристианской письменности: «Сидит Тюштя в палате, пишет мордовские письмена». Тюштя – мордовский правитель (эрзянь кирди – правитель эрзя; инзор – великий хозяин, оцязор), культурный герой и заступник народа (4 в. или 13 в.). По легенде он считался сыном бога грома и войны Атямшкая и земной девушки Литовы (Витова – «Правдивая»).

Другой легендарный персонаж – Пургас (13 в.) – эрзянский князь, стоял во главе эрзянского государственного образования, которое летописцы называли «Пургасовой волостью», политическим и экономическим центром которой был город Арзамас (Эрзя-мас ‘место эрзи’). В 1229 Пургас пытался разорить Нижний Новгород. Считается, что и имя древнерусского города Рязань происходит от энонима эрзи. Другой центр древнерусской культуры – Суздаль – также  некоторые исследователи возводят к мордовскому названию смородины – шукштору (шуштар). Сравнимте название г. Сестрорецк (фин. siestrejoku – черносмородиновая река).

Была у мордвы и своя амазонка. Сохранилось имя воительницы Нарчатки (мокш. Наручадь; ?-1242?), дочь и наследница мокшанского царя Пуреша, сестра Атямаса

По языку Меря – есть даже форум, и ВК, и уже издан словарь – поиск merjan jelma.

Пусть будет и латынь, и кириллица , и дополнительные латинские знаки – ну как у Венгров. Очень много звуков – сложно родной язык записать, используя сокращенный алфавит. Вот, в Русском чуть не выкинули из текстов букву Ё. А это сильно бы испортило язык..

Много слов перешло в Русский. Либо, считается местным говорком. Кондовый, калякать , лямка, пырей, канай. И не только. И еще больше – у соседей. Эрзя – мордва и марийцы.

часть обсуждения – со страницы ВК .

Уведомления

2

Аудиоплеер


СервисыVK Pay


РекламаПомощь

Реклама0+

Промокод для новых клиентов.

yandex.ru

Пополните счет на 10 000 ₽ и Яндекс Директ добавит вам еще 5 000 ₽ на привлечение клиентов

Реклама0+

Панорамные виды на Москва-Сити рядом с Кутузовским проспектом. Высокая готовность.

Реклама0+

ИТ школа для детей

Бесплатный урок по программированию для детей от 8 до 17 лет. Запишись сейчас!

БлогРазработчикамДля бизнесаАвторам

Применяются рекомендательные технологии

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

1 881 подписчик

Группа Мерянский Язык – это электронный мерянский словарь. В ней в визуальной форме представлена мер… Ещё

http://merja.ru/merjelma/index.html

Подробная информация

Подписчики1 881

Мине нимет ..

Антон Масловский

кунда

Олег Соколов

Олег

Анатолия Дьяченко

Анатолия

Светлана Суханкина

Светлана

Евгения Зеленцова

Евгения

Ольга Абрамова

Ольга

Artos Beezer

Artos

Станислав Аверин

Станислав

Даниил Левашов

Даниил

Контакты2

Васка Шёмтолгай

Васка Шёмтолгай

Знаток мерянского

Андрей Малышев-Мерянин

Андрей Малышев-Мерянин

знаток мерянского

Мери озеро у границы Вологодской и Архангельской, море по-вепски!вологодский диалект, словарь Дилакторского 1902 гвологодский диалектсловарь вологодского диалекта 1902 годаMAZAJ IKA URMA VÄDRÄN ŠUR’S ILEC’CÖŠ TOLJOCAS / МАЗАЙ ИКА УРМА ВЯДРЯН ШУРЬС ИЛЕЦЬЦЫШ ТОЛЁЦЬЦАС

https://vk.com/meranjelma?w=wall-64389613_1056
LUMAN OL’MA / СНЕГОВИКMAS PERT / МОЙ ДОМ. ИЗ РАБОТ МАРИЙСКОГО ЭТНОГРАФА АКЦОРИНА

https://vk.com/meranjelma?w=wall-64389613_1119
ЁЛС МИНЕ ШАРАШ, ПА ВИТЁЛС МИНЕ КИДАШ… / ЧЁРТ МЕНЯ БРОСИЛ, А ВОДЯНОЙ КИНУЛ. Или русско-мерянские сказки Дедушки Вепдюя.

https://vk.com/meranjelma?w=wall-64389613_1167

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

«Substrata Merianica. Словарь ойконимов исторической Мерянской земли. Личные имена в составе ойконимов мерянского типа». Кострома: «Merja-press», 2023. — 609 страниц. А.М. Малышев-Мерянин (Анди Мерӓн).

В издательстве «Merja-press» увидел свет топонимический словарь «Substrata Merianica. Словарь ойконимов исторической Мерянской

Оценили 49 человек

Показать список поделившихся

1.3K

Все записи Записи сообщества Поиск

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Арготизмы и диалектизмы Мерянской исторической области.

В Петрозаводске проходит XI Всероссийский научно практический семинар «Методика полевых работ, архивация и изучение фольклорных, этнографических, лингвистических и рукописных материалов».

Оценили 13 человек

Показать список поделившихся

447

Сергей Жигалев

Есть видео 1980г. примерно, снято в Пошехони. Там семинар по мерянскому языку . И академик говорит где до сих пор говорят на мерянском языке. Это Пошехонь и Георгиевское Межевской р- н. На сколько я помню. Моя бабушка встречала свою ровесницу и они говорили на непонятном для меня языке. Бабушке было за 80 лет. 1 Показать список оценивших

17 апр в 11:01

Ответить

Поделиться

Вячеслав Чернов ответил13 ответов

Добавить вложение

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Ростовское прозвище «Кунда».

Намедни написала одна жительница Ярославской области: «Случайно нашла информацию о Вас как о специалисте по мерянскому языку. Мой пра…дед с 1859 года в ИР записан с припиской (прозвищем) «Кунда». Проживал в Ростовском уезде, деревня Рылово (приход с. Полянки). Мне интересно,

Оценили 29 человек

Показать список поделившихся

716

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Ровно 11 лет назад вышла в свет наша первая книга по мерянскому языку.

В книге содержались 763 слова реконструированного мерянского языка. 100 мерянских дохристианских личных имен. (Из топонимики, региональных фамилий, русского средневекового ономастикона). 162 русские фамилии постмерянского происхождения. (Региональные фамилии Костромы и Ярославля)

#меря#мерянскийязык

Оценили 32 человека

Показать список поделившихся

460

Александр Ермолаев

Молодцы! Продолжайте! Нужно вернуть народу его язык! 1 Показать список оценивших

29 мар в 19:36

Ответить

Поделиться

Алексей Гладилов ответил6 ответов

Написать комментарий…

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Постмерянин спас больше 100 человек из Crocus City Hall.

Рожденный в Костромской области мужчина вывел больше ста человек из Crocus City Hall, сообщает KOSTROMA.TODAY. Тем самым он спас их от смерти. Алексей Осанушков родился в Мантуровском районе Костромской области, но потом переехал в Ярославль. Мужчина больше 10 лет работал

Оценили 40 человек

Показать список поделившихся

1.5K

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Немного посмеемся)) Изиш пийӓкем

.

Мерянский меметический фронт / Мерӓн мем

26 мар 2024 в 21:10

По мере сил и возможностей.

#меря#меряния#мерянскийязык#юмор

Оценили 12 человек

Показать список поделившихся

369

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Начал переводить на мерянский книгу аиста сергеева (дениса осокина) “овсянки”.

нила куу ондӹк костромаса кекан пӓзарсна
мин кек-пянек нӓлӓм. ойнягдам тошо мин
ныгӱна ныя ондӹк. йошто вудамамте пелекиц.
лум лумыс – йугак ойтартам ӓтӓк. кек-пянек

Оценили 54 человека

Показать список поделившихся

3.4K

Сначала старые

Сергей Сухов

А ведь хорошо) 1 Показать список оценивших

25 мар в 8:02

Ответить

Поделиться

Андрей Малышев-Мерянин

Сергей, саяшта / спасибо) 1 Показать список оценивших

25 мар в 11:11

Ответить

Поделиться

Евгений Тимофеев

Красив мерянский язык! 1 Показать список оценивших

25 мар в 15:50

Ответить

Поделиться

Хирам Абифф

Мере явно не идёт кириллица) Показать список оценивших

6 апр в 15:56

Ответить

Поделиться

Написать комментарий…

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

.

Мерянский меметический фронт / Мерӓн мем

15 мар 2024 в 20:48

For generations X, Pepsi & Ÿ

#меря#юмор

Оценили 12 человек

Показать список поделившихся

353

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

.

Мерянский меметический фронт / Мерӓн мем

5 мар 2024 в 22:05

Снусмумрик это мерӓ-волхв?

Йонь. Теда, Снусмумрик арбуй.

#меря#юмор#арбуй

Оценили 15 человек

Показать список поделившихся

439

Алексей К

Можно подборку сделать по традиционным мерянским узорам. Спасибо. 1 Показать список оценивших

11 мар в 19:55

Ответить

Поделиться

Написать комментарий…

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

вало “немен” — мерӓлан вечкаман вало. мӓш вало анчактымаш “ино” мый пӓлӓш тохтемо вочаташ “немен” кудын. немен тыш мийым нила тене куын. мый мерон алексенпель коктамыс матка костамӹнпяль. кек-пянек ми лизамышть тедасна. тюрвыснак киратамышть имлёзлан шинзасна. мый кинешман куварсна коголан меран йугесе йорыма. волга ичеке тартамдомыс. кек-пянек ӱкемышть. кекан пӓзарпель оцын костамышть. лач кудайпель? мерон алексен

Оценили 16 человек

Показать список поделившихся

1.1K

Зинаида Савина

ӱмбаш ветен па вечкан икташ-икташ мерӓколэ мём ӱке. Как тут все красиво. И “Овсянки”, и язык, оставивший нам свой след 1 Показать список оценивших

26 фев в 18:22

Ответить

Поделиться

Написать комментарий…

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Из русско-мерянского разговорника. К Дню мерянского языка.

Привет — Пура!
Добрый день! — Пура кеце!
Как дела? — Куде самыл?
Как поживаете? — Куде ёлямо?
Все хорошо, спасибо! — Коко сай, саяшта!
У меня все прекрасно! — Минна си цебер!
Меня зовут — Мийым ниметь.
Рад с вами познакомиться! — Ихалак тундемага дысь тый.
Где ты живёшь? — Кушо тын илат?
Я живу в Костромской области — Костроман кундоснаеш илам.
Всего хорошего! – Йонь коко сай!
До свидания! – Волгажке!
Завтра — Ирла.
Так себе — Сайнедома.
Да — Йонь.
Нет — Ӱке.
Прошу вас — Тенан ядам.
Господин — Кугызо.
Госпожа — Удыр-кугызо.
Товарищ — Елташ.
Подруга — Удыр-елташ.
Прошу простить! — Ядам касарам!
Не стоит извиняться! — Кыладома касарамын!
Я не могу — Мин кертадомам.

Оценил 61 человек

Показать список поделившихся

2.1K

Сначала старые

Алексей Бузин

Меня зовут — Мийым ниметь.
Кто зовёт? Куда зовёт?
Может таки Мынь нимым (моё имя)? Показать список оценивших

23 фев в 22:10

Ответить

Поделиться

Надя Терентьева ответила5 ответов

Алексей Бузин

Всего хорошего! – Йонь коко сай!
Может проще сказать сайна? 1 Показать список оценивших

23 фев в 22:14

Ответить

Поделиться

Андрей Малышев-Мерянин

Алексей, как вариант! Показать список оценивших

26 фев в 14:20

Ответить

Поделиться

Василий Никитин

Почти по-марийски 10 Показать список оценивших

23 фев в 22:51

Ответить

Поделиться

Показать следующие комментарии

Написать комментарий…

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянские амазонки. Дню мерянского языка посвящается.

Коклакесан Сараварешанна меря ватакэм торлыге коклан коломышть.

Средневековые меря в окрестностях Сарского городища иногда хоронили женщин с оружием.

Оценили 77 человек

Показать список поделившихся

2.4K

Ольга Цветкова

Красота какая.. 2 Показать список оценивших

22 фев в 21:12

Ответить

Поделиться

Написать комментарий…

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

ДЕНЬ МЕРЯНСКОГО ЯЗЫКА

Сегодня Международный день родного языка — отмечаемый 21 февраля ежегодно с целью защиты языкового и культурного многообразия. По оценкам ЮНЕСКО сегодня половина из 6 тысяч языков мира находится под угрозой исчезновения. Наш мерянский язык, по мнению академика

Оценили 52 человека

Показать список поделившихся

1.4K

Сначала старые

Зинаида Савина

Мерян каляк. Значит, слово “калякать” (болтать, разговаривать, беседовать) мерянского происхождения? Это удивительно 2 Показать список оценивших

21 фев в 16:48

Ответить

Поделиться

Алексей Бузин ответил38 ответов

Tam Ku

в пошехне в это время тоюе еще был Показать список оценивших

21 фев в 18:08

Ответить

Поделиться

Александр Векшин

Позднее он исчез. На территории Московского царства Российской Империи Катенька постаралась отменно. На территорию же Казанского царства (Понизовую вольницу) она сувалась меньше, хотя и там вырезала всех венгров на корню и после этого заселила зону геноцида правильным населением – немцами то бишь. Показать список оценивших

21 фев в 21:02

Ответить

Поделиться

Показать следующий комментарий

Написать комментарий…

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

.

Мерянский меметический фронт / Мерӓн мем

17 фев 2024 в 17:43

Будни реконструкции.

#меря#мерянскийязык

Оценили 12 человек

Показать список поделившихся

419

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

.

Андрей Малышев-Мерянин

14 фев 2024 в 0:55

Все же лучшая практика реконструкции – перевод литературных текстов. Перевожу повесть Дениса Осокина “Овсянки” на мерянский и добираю еще нереконструированную лексику.

вало “немен” — мерӓлан вечкаман вало. мӓш вало анчактымаш “ино” мый пӓлӓш тохтемо вочаташ “немен” кудын. немен тыш мийым нила

Оценили 10 человек

Показать список поделившихся

381

Алексей К

Тема перевода литературных текстов на меня безбрежна. Это целое культурное направление! 🤚 1 Показать список оценивших

14 фев в 12:50

Ответить

Поделиться

Андрей Малышев-Мерянин

Алексей, о да, начали мы с поэзии, теперь займемся художественной литературой. 1 Показать список оценивших

14 фев в 17:58

Ответить

Поделиться

Алексей К ответил Андрею

Андрей, интерес представляют мифология, стихи, песни религия , магия и обряды🤚 2 Показать список оценивших

14 фев в 19:18

Ответить

Поделиться

Написать комментарий…

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мин рисуям керепяль тошто вареш югепяль. / Я рисую на коре старый город на реке.

мин рисуям керепяль
тошто вареш югепяль.
паром катер тӱрӹнпяль —

Оценил 21 человек

Показать список поделившихся

735

Андрей М

В какой нейросети это сделано? Показать список оценивших

12 фев в 3:27

Ответить

Поделиться

Андрей Малышев-Мерянин

Андрей, Copilot 1 Показать список оценивших

15 фев в 15:25

Ответить

Поделиться

Написать комментарий…

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Тӱс, дуз, доз, тыса, тушъ, туесъ – “туесок, бурак”

Читая этимологический словарь Вершинина встретил еще один, возможно, мерянизм.

Валерий Иванович сопоставляет марийское тӱс, тӱйӱс, туйс, туйз — “бурак”, “туесок”

Оценили 22 человека

Показать список поделившихся

544

Сначала старые

Tam Ku

Андрей, у нас в белой книжке с колокольней есть статья новгородской исследовательницы то ли о бураке, туеске, то ли о буряке, но , кажется, там со славянскими корнями слово связвается. надо проверить. Показать список оценивших

8 фев в 23:20

Ответить

Поделиться

Андрей Малышев-Мерянин

Tam, туес это ф-у заимствование в русских говорах. Показать список оценивших

9 фев в 1:14

Ответить

Поделиться

Коля Бадусов

Тамара – сравните также с:
tas [тас] (тур.) – таз, чаша, посудина; судно; tas, тас (кр.-тат.) – чан, чаша;
doaze (фризск.), dosa (шв.) – сосуд;
Tasse [тассе] (нем.), tazza [тацца] (ит.) – чашка;
таз, тазик;
чаша (рус., укр., блр., болг., сербохорв.), čášа (словен.), číšе (чеш.), čаšа (слвц.), сzаszа (пол.), соsó (полаб.) – чаша, чашка;
<…> Показать список оценивших

9 фев в 4:37

Ответить

Поделиться

Артур Галимзянов

Интересно, похоже, из финно-угорских языков это слово и в татарский перешло, “туз” – берестяная летопись на татарском, сейчас уже устаревшим словом считается. Показать список оценивших

24 фев в 23:00

Ответить

Поделиться

Написать комментарий…

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Карта нижнеклязьменского ареала топонимов на -Vх (-ех, -их, -ух, -юх)

В дополнение к предыдущему посту посвященному топонимии нижнеклязьменского ареала публикуем карту А.К, Матвеева, в которой он объединил многочисленные фонетические варианты форманта -Vx (-ех, -их, -ух, -юх) — обозначенные треугольником. Это сделано для иллюстрации

Оценили 18 человек

Показать список поделившихся

927

Алексей Бузин

А где Ока? Или Ӧка изначально?
Или где Волга? Или таки Волӧга, т.е. светлая река? Показать список оценивших

8 фев в 17:02

Ответить

Поделиться

Написать комментарий…

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Вондух, Ландех, Ландих, Лух, Люлих, Палех, Пенюх, Пурех.

Разумеется, ивановские топонимы с формантами –ех, –юх, –ух никакие не мощинские (https://t.me/DnkRyazan/701), т.е. не балтские, а финно-угорские, при этом не совсем мерянские, а скорее муромские. Муромский, или нижнеклязьменский язык Владимир Владимирович Напольских

Оценили 8 человек

Показать список поделившихся

262

Сначала старые

Алексей Бузин

–ех, –юх, –ух, это только диалектное произношение -ек, -юк, -ук.
В каких то теперешних языках ӧка иди юга – река, а в каких-то юхан.
А Кром, это крепость в Пскове. Или кирмень – в татарском языке. Показать список оценивших

8 фев в 16:59

Ответить

Поделиться

Сергей Жигалев

В Костромской обл тоже очень много речек с мерянским топонимов ; Мера , Мерска. Портюг , Межа, Нея, Узакса ,Шача. Меза, Векса ,Тебза , Немда , Унжа , Ветлуга. И еще море названий. Показать список оценивших

8 фев в 18:41

Ответить

Поделиться

Написать комментарий…

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

PDF Библиотека. Жгонский язык: Словарь лексики пимокатов Макарьевского, Мантуровского и Нейского районов Костромской области. Громов А.В.

В нашем болге платного контента Boosty в свободном доступе (!) опубликовали PDF монографии костромского учителя из Мантурова Александра Вячеславовича Громова, представляющей собой словарь тайной

PDF Библиотека. Жгонский язык: Словарь лексики пимокатов Костромской области.

boosty.to

PDF Библиотека. Жгонский язык: Словарь лексики пимокатов Костромской области.

Оценили 26 человек

Показать список поделившихся

867

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Загадочные череповецкие имена.

В “Словаре русских народных говоров” неожиданно нашел – кирбас, а, м [Знач ?] Череповец Новгородской губернии. Упомянуто у Герасимова 1910 г..

Оценили 25 человек

Показать список поделившихся

1.1K

Сначала старые

Василий Никитин

В Удмуртии есть фамилия Гирбасов – ГИРБАС-кирбас 2 Показать список оценивших

28 янв в 18:48

Ответить

Поделиться

Алексей Бузин

— Кома походит на марийское кумыло.
— Отяй походит на марийское ачай.
— Сайна – понятно, что хороший или пожелание всего хорошего. Показать список оценивших

28 янв в 21:58

Ответить

Поделиться

Виктор Кудряшов

Отяй похож на эрзянское патяй(тётя)? Показать список оценивших

30 янв в 14:27

Ответить

Поделиться

Написать комментарий…

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Кирбяс “топор”.

Уважаемый Алексей, автор канала “Криватроп”, в контексте вчерашней темы посвященной мерянскому балтизму *kolbɘ “разговор, вспомнил (https://t.me/kriwatrop/1249) про ярославский диалектический арготизм кирбяс “топор”. Это еще один интересный балтизм в верхневолжском

Оценили 11 человек

Показать список поделившихся

353

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

.

Мерянский меметический фронт / Мерӓн мем

24 янв 2024 в 12:28

Я твой мерянский через прасаамский реконструировал.

#меря#реконструкциямерянского

Оценили 9 человек

Показать список поделившихся

350

Пан Володыёвский

😂
😂
😂

Показать список оценивших

24 янв в 13:09

Ответить

Поделиться

Написать комментарий…

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Колбать “говорить” < *kolbɘ “разговор”. Или гипотетические балтизмы в мерянском.

Изучал сегодня прусско-русский словарь и встретив в нем слова kalbā “спор” > kalbītwei “спорить”; сродни лит. kalbėti “говорить”, вспомнил про ярославский арготический диалектизм – колбать “говорить”.

Оценили 23 человека

Показать список поделившихся

932

Сначала старые

Андрей Цилипоткин

Колбяги (др.-рус. кълбягъ, др.-сканд. kylfingar, эст. kylfingid, визант. Κουλπίγγων) — народ или социальная группа XI—XII веков. Этническая принадлежность и область расселения точно не установлены.
Этимология
По мнению М. Фасмера, название колбяги происходит из др.-сканд. kylfingr (от kylfa — дубина)
Древнерусские источники
Колбяги упоминаются рядом с варягами в первом законодательном своде Древней Руси, Русской Правде. Структура слова, близкая к варягам, и их правовой статус указывают на колбягов как людей, имеющих родину за пределами Киевской Руси….
https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Колбяги

Колбяги — Википедия ru.m.wikipedia.org 3 Показать список оценивших

23 янв в 22:20

Ответить

Поделиться

Тьома Максимов

Это а как же балты местные

Вроде как в Московской области до славян балты жили Показать список оценивших

24 янв в 1:56

Ответить

Поделиться

Tam Ku

Фамилия Колбин не встречается? Показать список оценивших

24 янв в 20:35

Ответить

Поделиться

Елена Сереченко-Кавешникова

Tam, была знакомая с такой фамилией Показать список оценивших

7 фев в 17:24

Ответить

Поделиться

Показать следующие комментарии

Написать комментарий…

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Еще раз про Ёлса (костромского лешего, чёрта, дьявола)

Разговорились с одним эстонским знакомым про Ёлса — костромского лешего, чёрта, дьявола, и он предположил что этимология этого загадочного постмерянского диалектизма может быть близка к эстонской, чем Ёлс не шутит:

Оценили 48 человек

Показать список поделившихся

1.2K

Владимир Кузнецов

У кельтов праздник Йоль Показать список оценивших

19 янв в 14:07

Ответить

Поделиться

Написать комментарий…

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

.

Андрей Малышев-Мерянин

17 янв 2024 в 14:54

«Substrata Merianica. Словарь ойконимов исторической Мерянской земли. Личные имена в составе ойконимов мерянского типа»

В декабре 2023 года вышла в свет моя новая 609 страничная книга посвященная топонимии и ономастике Верхневолжья и Севера — плод моих трехгодичных исследований (2020-2023 гг..)

Оценили 7 человек

Показать список поделившихся

272

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский язык. Меряно–русский и русско–мерянский словарь. Мерянский ономастикон – снова в продаже в нашем Boosty

https://boosty.to/merjamaa

https://boosty.to/merjamaa/posts/3617c57b-fbc7-4117-9..

Книга «Мерянский язык» – это переводной толковый мерянский словарь,

PDF Библиотека. Мерянский язык. Меряно–русский и русско–мерянский словарь. Мерянский ономастикон. -

boosty.to

PDF Библиотека. Мерянский язык. Меряно–русский и русско–мерянский словарь. Мерянский ономастикон. –

Оценили 24 человека

Показать список поделившихся

738

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Шабить “курить”, “дымить”

Слово шабить содержится в Костромском областном словаре, картотека которого хранится на кафедре русского языка Костромского пед. ин-та им. Н.А. Некрасова в Костроме. Ареал локализован в Костромском и Островском районах Костромской области.

Оценили 39 человек

Показать список поделившихся

1.3K

Сначала старые

Tam Ku

фамилия шабанов отсюда? Показать список оценивших

13 янв в 21:27

Ответить

Поделиться

Света Белова

Тогда возможно и шабáш и шабашить производное от шабить? Показать список оценивших

13 янв в 21:48

Ответить

Поделиться

Алексей Кельт ответил5 ответов

Сергей Зайков

срод. фин. savustaa “коптить”, “окуривать”, RE…и не только в финском. В карельском тоже есть. Летом, например, окуривали savussettii хлев перед тем, как запустить туда коров, чтобы оводы остались на улице. Причём жгли высушенные трутовики. Они содержат вещество, отпугивающее насекомых. Показать список оценивших

13 янв в 23:02

Ответить

Поделиться

Коля Бадусов

Сергей, не забывайте и saVuna (баню по чёрному), ставшую в дальнейшем всем известной обычной сауной. 1 Показать список оценивших

14 янв в 1:17

Ответить

Поделиться

Показать следующий комментарий

Написать комментарий…

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Твой мéрянский язык отчаян как исток

Ты будешь говорить на древнем языке,
Внимательно молчать, выслушивая звуки,
И буквы выводить на черновом листке,
Одушевляясь опытом разлуки.

Оценили 34 человека

Показать список поделившихся

853

Алексей К

Можно эти дивные стихи на меря? 1 Показать список оценивших

13 янв в 10:50

Ответить

Поделиться

Андрей Малышев-Мерянин

Алексей, да, надо будет перевести на мерянский. 3 Показать список оценивших

13 янв в 20:13

Ответить

Поделиться

Написать комментарий…

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Мерянский Язык / Merän Jelma / Merän Kyl

Парадигма мерянских двойных глаголов.

Согласны, что подобные двойные глагольные формы параллельно могли развиваться как в русской, так и в финно-угорских культурах, но, мы склонны видеть в них прямую или опосредованную наследственность: такие глаголы есть в русских диалектах потому что местные формы во

Оценили 17 человек

Показать список поделившихся

802

Алексей К

Ребята всех с наступающим старым годом! Можно услышать поздравления с Новым/старым годом на меря? Да и когда они его отмечали и как он у них назывался? Спасибо за понимание. Всем здоровья и сил! Показать список оценивших

10 янв в 20:27

Ответить

Поделиться

Андрей Малышев-Мерянин

Алексей, Усь Кецен Шочема (С рождением Нового Солнца), Усь кеса (С Новым годом) 1 Показать список оценивших

11 янв в 17:31

Ответить

Поделиться

Алексей К ответил Андрею

Андрей, Спасибо Андрей! 2 Показать список оценивших

11 янв в 17:36

Ответить

Поделиться

Написать комментарий…


Указаний на «уход» из этих мест мери летописи не отмечают, а просто так взять и исчезнуть они не могли. Получается, что города Ростов Великий, Суздаль, Владимир, Ярославль, Москва, Кострома это мерянские города и в них по сей день живут потомки мерян. Но спроси меня какое население преобладает в данных городах начиная с 10 века, того века который имеет летописные фиксации. Отвечу, русские. Получается, что русские и меря живут на одной территории, но в разных временных континуумах, т.е. мирах, что ли? Бред! Как и тысячу лет назад в тех местах живут русские, которые и есть меря и говорили они на русском (языке русов) языке. А вот тут-то и кроется самая существенная загадка. Дело в том, что нынче мы используем для общения не русский язык, а славянский, т.е. христианскую азбуку, принесенную и внедрённую на Руси славянами.


То, что письмена были на палках (у Мари – а возможно, и Меря) и спрятаны в пещере – это их возможно найти, огромная вероятность, что уцелели. Про пещерки больше информации на CAVES.RU – кое- что и здесь. Найдены кусочки керамики – с похожими на Марийские надписями, или, это возможно -Карельский язык. ( Берег Волги у верховьев – 14 верст от Старицы , ориентир по поселкам левого берега, от Воробьево до Молокова.)

.. к спору о названии города, которому 2000 лет .. а не 850. На старых иноземных картах подписан как Maskov Moskow – а рядом нарисован путник с копьем, прогоняющий медведя.

один из трех вариантов – от коми менее вероятный, Пермь от Москвы далековато. А вот Архангельская мечка за три дня добежит, через Ярославль – смотрим карту историческую, да это торговый путь.
  • Кроме коровы – на языке Коми – название Москва можно прочитать по – Марийски. Это получится другой лесной житель, точнее она.
  • а третья версия – по Ткаченко, ну да, из конопли веревки вили.

Related Images: